Художник Майк Винкельман, известный как Beeple, выставил на продажу свою работу под названием «Первые пять тысяч дней» (Everydays: The First 5000 Days). NFT-токен художника продали на аукционе Christie's за более чем $69 млн — это делает его самым дорогим NFT-токеном, когда-либо проданным на аукционе.

Я не специалист во всяческих криптовалютных и торговых делах, но некоторые мысли по ходу перевода статьи Фабио Нодари у меня возникли. Ими и делюсь )

Итак, я сразу же стал думать об уязвимых точках всей этой истории. Подходить «со стороны» криптовалюты я не буду, просто ничего в этом не понимаю. Поэтому я подойду со стороны фотографии, фотографа и его отношения с маркетплейсом (торговой площадкой).

Итак, фотограф. В целом Нодари прав, говоря о том, что, по логике, продажа фотографий в виде NFT больше всего подходит «файн арт» фотографам. Они знают такие вещи, как тиражи и эксклюзивность, им в меньшей степени придётся «перестраивать мышление» — но.

Некоторые из «Но» обсудил сам Фабио Нодари, другие известны из предыдущей публикации «Фотографера» на ту же тему.

Итак, пожалуй, я пройду часть статьи Нодари просто по пунктам, где-то делая добавления.

«Вечная» комиссия от перепродаж. То есть, благодаря блокчейну, каждая продажа токена известна, и автор получает с неё комиссию. Тут я согласен с автором статьи в том, что такой подход весьма справедлив, и было бы хорошо распространить его, хотя бы частично, на «оффлайновый» художественный рынок. Конечно, надо понимать, что распространение файла не ограничится официальными маркетплейсами, но это неизбежная ситуация.

Первоначальные расходы. В их число входит плата за использование блокчейна при создании NFT, и эта плата не так уж мала. В зависимости от того, каким блокчейном вы пользуетесь, она достигает 50 евро за файл. По сути, напечатать 2 экземпляра фотографии в выставочном качестве, форматом 30×45 — дешевле, чем сделать её NFT. Но это ещё не все расходы. По крайней мере, часть маркетплейсов — платная, и платная хорошо, на уровне 80 долларов в месяц за аккаунт, например. Конечно, на фоне той почти 70-миллионной продажи, после которой поднялся шум, эти расходы выглядят копеечными, но, положа руку на сердце, уверены ли вы, что вас ждёт толпа покупателей с лишними миллионами?

Трудности работы с криптовалютами, о которых пишет Нодари, я, как уже говорил выше, обсуждать не буду — не знаю об этом совсем ничего.

Так называемый «прямой контакт с заказчиком», о котором говорит название одной из главок статьи Нодари — конечно, полная фикция. На самом деле речь идёт о том, что автор не платит маркетплейсу значительной комиссии с продаж, как это бывает на стоках (и в оффлайновых галереях, кстати).

Хорошо ли это? Честно говоря — не уверен. Комиссия, конечно, уменьшает деньги, достающиеся автору при продаже. Но, с другой стороны, посредник, который эти денежки получает, заинтересован в том, чтобы продаж было побольше. Прекрасное «избавление от грабительской комиссии» говорит о том, что маркетплейсу по барабану, продадите вы что-то или нет. Вы платите за «аренду столика», вы оплачиваете блокчейн, а остальное — ваши проблемы. Возможно, конечно, возникновение внутри маркетплейсов услуги по продвижению работ — не бевплатной, само собой.

Два типа платформ (маркетплейсов) — открытые и модерируемые. В чём-то они напоминают мне два сектора стоковых агентств — традиционные («модерируемая площадка») и микростоки («свободная»). Исходя из этой параллели, можно попытаться вычислить, как будет выглядеть дальнейшее развитие этой темы, с определённой степенью допуска, конечно.

Одно из основных свойств сетевого рынка — его массовость. Фотография в этом случае — очень яркий пример. Микростоковый рынок за двадцать лет прошел все стадии — от лёгкого заработка, когда, имея несколько десятков толковых фото, можно было получать сотни долларов в месяц «влёгкую», до развития «фотофабрик» с портфолио, сначала многотысячными, потом и миллионными, и полного затоваривания.

Собственно говоря, вопрос состоит в том, насколько быстро пройдёт этот путь рынок NFT. Сейчас, с одной стороны, «входные» цены разного рода сдерживают безумный поток «хвотографов», готовых срочно бежать и продавать свои творения. С другой стороны, есть огромное количество стоковых авторов, которые понимают, что лафа кончилась, и ищут новые рынки. А знаменитая «большая продажа» сделала рынку NFT большую рекламу.

Вопрос в том, как именно будут меняться цены на блокчейн, то есть, на «клеймение» своей работы. Скорее всего, они упадут. Учитывая то, как легко открыть новый сетевой проект, перспектива совершенна очевидна, и на мой взгляд, не слишком радостна. Я сомневаюсь, что ёмкость рынка коллекционеров NFT сопоставима с ёмкостью микростокового рынка, так что насыщение, как мне кажется, произойдёт быстрее, тем более, что по крайней мере, часть «микрофабрикантов» постарается этот рынок освоить.