Наверх
| Социальный портрет

Невольные

Слайд-шоу | Фотографии | Thumbnails | О выставке | Об авторе | Обсуждение (2)
©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Ирония картографии – колония-поселение для женщин, бывшая ИК-7, находится в посёлке Светлый (республика Марий Эл). На момент съёмок здесь отбывают своё наказание женщины, попавшие в тюрьму не в первый раз.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Как и все женские колонии эта тюрьма – общего режима, максимальный срок заключения – 18 лет.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Исполнение наказания вместо исправления преступника – эта семантическая ошибка закралась в название целого государственного института, и так там и живёт. Два зэка из трёх, по статистике ФСИН за 2020 год, попали в места заключения уже не в первый раз.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Мир тюрьмы оказывается полностью лишённым своих классических атрибутов – колючей проволоки, решёток и пошарпанных стен.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Камеры напоминают мне больничные палаты в каком-нибудь районном центре. А люди, которые их населяют, – самые обычные: пассажирка плацкарта, соседка из первого подъезда, торговка мясом с рынка. Такие разные. И так хорошо узнаваемые.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Устоявшийся, вырубленный на каждом лице, распорядок определяет жизнь колонии. Рабочее время дня обрамляют три посещения столовой: завтрак, обед и ужин. 

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Арестантки едят просто, но вкусно: суп, второе с мясом, компот, свежий хлеб. Возможно, от того, что готовят сами, еда кажется немного домашней. Таким может похвастаться не каждый санаторий или больница.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

На зоне каждая минута расписана по секундам: подъем, чистка зубов, завтрак, кто-то идет на работу, кто-то на учебу, кто-то шьет – скучать некогда. 

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Музыка начинает и заканчивает рабочий день, на «Промке» – так называется рабочий цех в колонии – она играет постоянно.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Те, кто не может работать по состоянию здоровья, могут читать. Правда, и им сидеть на кровати днём не положено.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Вечером – личное время, которое мне, по старой привычке, хочется назвать свободным.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

«Мне говорят: на зоне страшно работать, а я отвечаю: на воле страшно ходить, — говорит сотрудница колонии. — На воле не знаешь, чего ожидать от человека, а на зоне хотя бы все понятно».

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Самые распространённые преступления связаны с наркотиками и самообороной. Самая модная одежда – с бейджем на правой груди. 

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Страх перед тюрьмой сменяется робостью, а затем и смелостью. И вот, я уже хожу по колонии без сопровождения, я остаюсь с заключёнными наедине, разговариваю.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Внутри этих женщин живы те же девчонки, которые хотят красивых фотографий. Поэтому недоверие ко мне быстро сменилось желанием пообщаться и получить фотокарточку.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

В один из моих приездов в комнате для досуга шел ремонт, телевизионную антенну пришлось снять. Но девушки не растерялись и быстро собрали альтернативу из подручных материалов.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Некоторые осужденные особенно сближаются, живут и работают вместе.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Маня мастерит декорации к праздничным постановкам и увлекается ландшафтным дизайном.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Время от времени Маня находит больных животных и выхаживает их, а потом отпускает на свободу. А сама возвращается в тюрьму уже в четвёртый раз.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Содержать животных в исправительных учреждениях не запрещено и таким образом женщины реализуют свою потребность о ком-то заботиться. Невольная жизнь для «усатых-полосатых» проходит совсем неплохо: в передвижениях они не ограничены, не соблюдают режим, да и без вкусняшек никогда не остаются.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Кот на фотографии – Дзюба, самый привилегированный житель колонии: он спал на пуховой перинке, а на еду девочки собирали ему ежемесячно около пяти тысяч рублей.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Окаттето живет на Ямале, давно освободилась, родила двух ребятишек.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Надпись на татуировке: Welcome to in my big world. Делать татуировки, красить волосы и брови, носить разноцветные сланцы — единственные возможности для украшения себя в колонии для женщин.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Зарина - живет в Казани, мастер по маникюру и ресницам. В колонии считалась первой красавицей и отличалась тем, что каждого могла обвести вокруг пальца, пока тот и моргнуть не успеет.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Таня, москвичка из хорошей обеспеченной семьи, но ее жизнь определили наркотики.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Эля. Перед освобождением я предлагала ей помочь найти работу фотомоделью в Москве. Она в ответ рассказала, что девчонкой попала в компанию парня, сына влиятельного предпринимателя, где попробовала наркотики. И собирается вернуться к той же жизни. Другая – не для неё. 

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Шрамы у Эли остались после колонии в Кабардино-Балкарии.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Эля освободилась летом 2016 года, умерла от передозировки в январе 2017. Ей было 25. 

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Суд устанавливает срок наказания, но даже самый короткий часто оказывается пожизненным. Пожизненным отчуждением от друзей, семьи, работы, нормальной жизни.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Прошение об УДО напоминает здесь обязательный ритуал. Все проходят его, хотя в освобождение – и в частном смысле, и в переносном – не верят ни сами осужденные, ни сотрудники колонии.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Таким образом для многих тюрьма становится привычкой, от которой сложно отказаться.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Cотрудница колонии: «За 10 лет, что я работаю в колонии, освободились и не вернулись единицы, их можно пересчитать по пальцам и это всегда воля случая, какая-то божья воля». 

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Практически все эти случаи связаны с полной сменой окружения и поддержкой со стороны – осужденные из тюрьмы уходили в религиозную общину и уже не возвращались обратно.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Гульнара – одна из таких историй. Ей помогла церковь, куда она ходит и сейчас. В церкви она познакомилась с мужем, полтора года назад родила сына.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Границу, разделяющую свободу от несвободы, чувствуешь даже оказавшись в тюрьме по собственному желанию.

©Татьяна Островская
Татьяна Островская.

Увидев и немного почувствовав понятный и предсказуемый мир «неволи», проблемы и заботы свободного мира вырастают во внутренних монстров, победа над которыми кажется невозможной. Тем понятнее становятся истории женщин, не сумевших задержаться в свободном мире. Тем восхитительнее истории тех, кто смог не вернуться в мир тюрьмы.

1 из 36
Горячие клавиши: ← Предыдущее фото → Следующее фото Или крутите колесо мыши

Execution time 0.040226 sec