ТЕМА:
Андрей Гринин, 05.01.2014 12:01
"признание, часть 3 — интерьер искусства"
с художником, в общем, все ясно: гений ли, бездарность ли, поденщик, выдающий чего пожалте, или гордый фрилансер — он уже угодил в это приключение — искусство, ему поздняк метаться
он работает всегда, поскольку ars longa (а vita, к сожалению, brevis)
наше время от прошлых в этом отношении отличается только тем, что художников стало гораздо больше (в пропорции к общей массе работающего люда), может быть слишком много — но это не их, художников, проблема
и не проблема социума в целом, так как эта группа трудоспособного населения даже не подпадает под очень проблемный пункт озабоченности всех правительств — незанятость (unemployment): безработный художник это нонсенс
повторяю, художник всегда в деле, независимо от реальной востребованности
для невостребованного художника искусство подчас оборачивается проклятием, и вот тогда оно действительно может стать его проблемой, причем не вполне творческой (что для человека с творческими наклонностями несколько обидно) — если у него нет другого источника дохода
если есть — тогда не проблема, а всего лишь хобби
очевидно, что раз художников стало так много, то предполагаемый излишек обналичивает известную легкость их бытия: не искусством единым они живы
что, в свою очередь, пусть и косвенно, свидетельствует о благоденствии общества
так или иначе, но на этой стороне Искусства — творческой, созидательной — процесс идет практически без сбоев
искусства много, оно разное, на любой вкус, скучать не приходится

при первом взгляде на другую сторону — на социокод, кажется, что и там все вполне симметрично
и даже более того
например трудно представить невостребованного куратора — такая фигура попросту невозможна: куратор-неудачник автоматически выбывает из списка своего полка, т.с. переходит "на гражданку", в какое-то другое подразделение в далеком от искусства тылу
в этой связи характерна — и симптоматична, фигура перебежчика из творцов в кураторы
иногда это двойной агент, но не редкость и полная переквалификация (так и просится "в управдомы")
обратный ход — из кураторов в художники, если вдруг и случается, настолько нетипичен, что им можно легко пренебречь как частной патологией, мутацией неудачничества

тут нужно сделать важное уточнение: говоря "куратор", я подразумеваю не столько устроителя выставок-проектов — фигуру, выдвинувшуюся из закулисья на авансцену и уже ставшую привычной в последние лет двадцать, сколько обобщенный образ — символическую фигуру Попечителя искусства, воплощаемую в любом и каждом деятеле тех структур, которые опосредуют отношение "искусство-социум"

следующее, более существенное, уточнение касается понятия "социокод"
согласно М.К.Петрову, предложившему и досконально разработавшему данное понятие, им обозначается не какая-то определенная институция или структура — часть социума, вроде "государства" или "класса", а функция поддержания жизнеспособности социума в целом — единый сквозной процесс накопления и передачи знаний и опытов, связывающий череду поколений в устойчивое, способное к саморазвитию целое
понятие социкода позволяет рассматривать социум в трех главных аспектах:
1. как хранилище массива знания, фрагментированного по вместимости индивида
2. как совокупность интерьеров деятельности, в которых происходит распределение этого знания по социальным ролям и профессиям
3. как относительно автономную среду общения, не замыкающегося напрямую на деятельность того или иного индивида в рамках тех или иных интерьеров*

об искусстве в главном труде М.К.Петрова "Язык, знак, культура" сказано буквально несколько слов на одной странице, и сводятся эти слова, в общем, к тому, что искусство требует отдельного разговора, который, возможно, внесет существенные поправки к пониманию социокода
такого отдельного разговора пока — за четверть без малого века с момента первого издания — не случилось

похоже, что сейчас он актуален как никогда прежде — главным образом потому, что искусство в нынешнем его состоянии представляет интерьер дома Облонских, в котором смешались и перепутались все аспекты социокода — и это грозит такими непросчитываемыми "поправочками", от которых — кто знает?.. — самое социокод может рухнуть
причин у этого смешения много, однако доминирующим фактором мне представляется внедрение в изначально чуждый интерьер искусства новой технологии запечатления образов — фотографии
новая технология породила свой собственный интерьер и собственную парадигматику, повязав тем самым все три аспекта социокода прежде неведомыми и нечаемыми связями

фотография как интерьер деятельности не может вполне совпасть с устоявшимся в веках интерьером искусства хотя бы (но не только) потому, что фотограф, как деятельный индивид-профессионал, не может быть автоматом приравнен к индивиду-профессионалу-художнику (и, к слову, до сих пор, несмотря на нескончаемые дискуссии, остается не ясным можно ли это сделать как-то иначе — посредством каких инициаций?..)
в то же время фотография как социальный феномен, будучи технологически связана с массивом фрагментированного знания (1), технологически же — через масс-медиа — и актуально, т.е. в режиме реального времени, все более и более замыкает на себя среду общения (3) — сферу свободного, спонтанного обмена образами, которая до появления фотографии, генерировалась и подпитывалась прежде всего искусством

частный, казалось бы, вопрос, от которого все время стараются отмахнуться интеллектуалы-профессионалы (par ex. C.Зонтаг, Р.Барт, П.Бурдье) — о т.н. "арт-фотографии", тем самым фактически изгнан из их, интеллектуалов, интерьера деятельности на задворки сетевых форумов
— и отдан на откуп институции кураторов, каковые ныне явочным порядком, на правах этакого кризисного менеджера, самовластно распоряжаются в интерьере искусства всеми его структурами, кодами и, не в последнюю очередь, финансами

следует ли принять такое положение вещей как норму или отклонение от естественного для искусства, как интерьера деятельности, порядка вещей — вопрос открытый
и отнюдь не теоретический — в глазах широкой публики все равно что праздный
именно этот пункт социокода чреват непредсказуемыми поправочками, вполне практическими, исподволь уже действующими — его ахиллесова пята
через него проходит цепочка логистики, связывающая искусство, с одной стороны, с рынком, с другой — с политикой
фактически это означает превращение искусства в промежуточное звено: не столько в поставщика непреходящих — читай "переходящих от поколения к поколению" — ценностей ("музейная декларация", она же парадигма, по умолчанию разделяемая всеми фигурантами интерьера contemporary art) сколько в фабрику т.н. культурных событий**, посредством которых отмываются деньги и репутации
таким образом в доле искусства социокод получает несвойственный ему крен в сторону политтехнологий, коим озабоченность "нетленкой" не присуща

здесь уместно сравнение с другим интерьером социокода — с наукой
наука также связана и с деньгами, и с рынком, и с политикой, и отрабатывает эти связи вполне фабричным способом — поставляя на рынок технологии в прямом смысле слова, а не в метафорическом
технологии суть приложения знания — фундамента социокода, его налог актуальности, отчисление в кассу общака для поддержания и наращивания матчасти
но эта завязка на практические нужды социума четко — институционально — отделена от фундаментальной науки, без которой — и все политики, финансисты, акулы бизнеса и пера это отлично сознают — никаких "приложений" общество попросту не имело бы

в интерьере искусства такое разделение нынче потеряно: искусство мыслится не как необходимая — фундаментальная — часть социокода, а как всего лишь приложение
и если фундаментальной наукой заведуют те, кто ее делает — ученые, то искусством распоряжаются отнюдь не художники, а некие нанятые эксперты-кураторы
легко представить во что превратилась бы наука, если бы в ее доме хозяйничали "эксперты", биномов в руках не державшие
во что уже начало превращаться искусство пока что знают — на собственной шкуре — только художники
общество доверяет бравым кураторам
___
* при ближайшем рассмотрении становится очевидным не только покрытие социокодом — и включения на правах части, куда более распространенного понятия дискурса — весьма размытого и амортизированного, но и его сущностная терминологическая строгость: социокод лучше защищен от некорректного употребления, от, говоря словами Ильи Ильфа, головотяпства со взломом — любимого жанра интеллектуалов среднего класса, и прочих прикормленных попсовых медийных оракулов
возможно именно эта неподатливость сослужила блестящему во-всех отношениях труду нашего — задвинутого совком и не слишком с тех пор продвинутого — философа недобрую службу; об М.К.Петрове более или менее наслышаны социологи и филологи, но спросите о нем у кого-нибудь из тех наших философов-культурологов, кто получил диплом после 91-го, и хорошо если они вспомнят хотя бы имя — чего-то более вразумительного не дождетесь

**см. Элита и распил культуры
ОБСУЖДЕНИЕ: