Наверх
Loading
| АртПроцесс

Китайская фотография на волне культурной экспансии

Современный мир стал свидетелем и отчасти жертвой китайской культурной экспансии. Весь прошлый год средства массовой информации обсуждали, галереи продавали, а коллекционеры покупали китайское искусство. Но китайская фотография почти не попадала в поле зрения. Пора, наконец, узнать, рассмотреть ее повнимательнее.

Прежде всего, слово галеристам. Людовик Буа, директор пекинской Chinese Contemporary, считает внимание к китайскому искусству естественным. Что-то в духе «очередь дошла». При этом он признаёт, что китайскому искусству ещё до вершины идти и идти. А вот что касается фотографов, Людовик выделяет такую черту: «Китайские фотографы показывают социум как смесь старых и новых традиций, симбиоз авторитарной системы с пресмыкающимся консюмеристским обществом».

В Beijing Art Now Gallery объясняют интерес к китайскому искусству двумя причинами. Первая — экономическая. «Рост китайской экономики детерминирует развитие искусства». Вторая — историческая. «История Китая — плодородная почва для рассуждений о политике и философии. Китайские художники на глубоком уровне исследуют эти темы». В галерее считают, что и фотография в Китае также опирается на историю.

И мнение ещё одного представителя арт-сообщества. Лев Евзович из группы АЕС+Ф рассказывает о грандиозных планах китайцев: «В ближайшие годы они планируют построить более тысячи музеев современного искусства. Дело в том, что в Китае понимают, современное искусство — лицо страны». Цифра сумасшедшая.

«Список лучших» сложился из разговоров с галеристами, справочников по китайскому искусству и анонсов выставок и фестивалей на 2008 год. В него вошли: Хун Хао, Ян Фудун, Цан Синь, Цю Чжицзе. Правда, заранее стоит оговориться: никто из них одной фотографией не удовлетворяется.


Ян Фудун. Не волнуйся, будет лучше
Ян Фудун. Не волнуйся, будет лучше
Ян Фудун (Yang Fudong) — настоящий многостаночник. Он занимается фотографией, видео- и киносъёмками. Больные темы: интеллектуалы и молодёжь. Иногда две эти темы объединяются в одну, как в фильме «Семь мудрецов в бамбуковой роще» («Seven Intellectuals in Bamboo Forest»). Он, кстати, демонстрировался на московской биеннале в 2005-ом. Чёрно-белый фильм основан на истории семи китайских мудрецов. Они собирались в бамбуковой роще, пили, пели песни и играли на традиционных инструментах, пытаясь укрыться от суетной жизни. Серия фотографий с тем же названием статична, но сохраняет эстетику. Молодые люди в неброской одежде с несколько отстранёнными лицами идентифицируются в любой стране мира. Во многом благодаря режиссёрам новой волны, которыми Фудун вдохновлялся.

«Семи мудрецам» предшествовал фото-триптих «Первый интеллектуал» («The First Intellectual»). На фотографиях аллегорически представлены проблемы образованных и амбициозных молодых китайцев. Истекающий кровью молодой человек в костюме и с портфелем держит в руке кирпич, не решаясь его бросить. Проблема в том, что он сам не понимает, кто или что источник чинимых на пути к успеху препятствий. Либо он внешний и виновато общество, либо внутренний, а тогда удар кирпичом должен достаться ему самому.

Серия «Не волнуйся, будет лучше» («Don’t Worry, It will be better») про ту же фрустрацию. Для героев Фудуна реальная жизнь непонятна и, более того, безразлична. Они живут в ожидании лучших дней, придумывают себе идеальный мир. Иногда сомневаются и боятся за своё будущее, но продолжают верить в лучшее, суть которого Фудун не раскрывает. С одной стороны, на героях униформа офисных работников, а с другой, люди на снимках не выглядят мечтающими о материальных благах. Противоречия между традиционной культурой и ценностями модернизации Фудун выявляет в серии «Сладкая» («Honey»). Формирующийся из двадцати и тридцатилетних средний класс застыл в замешательстве между прошлым и будущем. Фудун внимательно исследует разные прослойки думающей молодёжи. Такая ему интересна.


Хун Хао. Мои вещи
Хун Хао. Мои вещи
Для многих работ Хун Хао (Hong Hao) фотография только вспомогательное средство. Например, в серии «Мои вещи» («My Things») композиции составлены из предметов, окружающих Хун Хао в повседневной жизни. Вещи представлены в натуральную величину. В работе «10 лет китайского современного» (10 Years Chinese Contemporary) присутствуют разнообразные артефакты художественной жизни до 2006 года: билеты с арт-ярмарок, обложки, каталоги и персональные работы фотографов, фотографии этих же работ в галереях. Художник неравнодушен к идее времени, которое воплощается в предметах. С началом экономических реформ в 80-х годах Китай стал более открытой для внешнего мира страной. Китайские художники, фотографы и деятели культуры учились говорить о национальном и политическом на языке глобализованного мира. Хун Хао делает фотографии из галерей разных стран. К примеру, в датской — девушки в мини-юбках и мужчины в джинсах пьют вино. А в пекинской люди цвета земли и асфальта, а в первых рядах представители сил правопорядка.


Цан Синь. Гармония природы и человечества
Цан Синь. Гармония природы и человечества
Цан Синь (Cang Xin) в своих работах выглядит одновременно ребёнком и искушённым философом. На фотографиях серии «Коммуникация» Ксин лижет различные предметы, то ли исследуя таким образом фактуру поверхности, то ли выражая симпатию. Серия «Коммуникации» появилась в 1999 году, и вопрос отношений с окружающим Цан Синя продолжает занимать. В серии «Гармония природы и человечества» («Harmony of Nature and Human») появились снимки нагого фотографа на фоне природы. На некоторых работах маленькое лежащее тело абсолютно теряется в пейзаже. Последнее время Ксин развивает природную тему в деревянной скульптуре.


Цю Чжицзе. Тату
Цю Чжицзе. Тату
Плодовитый фотограф Цю Чжицзе (Qiu Zhijie) занимается видеоартом, каллиграфией и живописью, устраивает перфомансы, преподаёт, но фотографий в количественном отношении получается всё же больше. К тому же у него разработано видение фотографии как явления. Остаётся только цитировать: «Я твёрдо уверен, что фотография — первоклассный антропологический инструмент, часть оборудования для „работы в поле“. Нравственность и безнравственность фотографии основывается на её способности создавать подлинную запись, потому что только подлинная запись может помочь историкам исследовать эпоху, детективам раскрыть дело, папарацци поймать в объектив голую знаменитость… Итак, я думаю, что манипуляции в тёмной комнате коррумпируют фотографию, противостоят самой её природе, пытаясь подменить фотографию искусством». И, несмотря на неизбежность манипуляции в фотографии, Цю Чжицзе максимально приблизился к своему манифесту. Он успешно находит нейтральные темы, в которых угол зрения не имеет особого значения. Например, «24 сезона». В соответствии с сельскохозяйственным календарём год в Китае делится на 24 сезона, каждый имеет своё название. Цю фотографировал разные местности в первый день каждого сезона. Двадцать четыре снимка сопровождаются сведениями о температурных условиях, присущих сезону, всплывшими ассоциациями или вольным рассказом об обстоятельствах съёмки.

Цю любит долгоиграющие истории. Вот и серия автопортретов «Тату» началась в 1994-ом и тянется до сих пор. Чжицзе добивается слияния с фоном за счёт рисунка, нанесённого как на тело, так и на стену за ним. Идея — показать, как внешняя сила (в данном случае, фон) лишает изображаемый объект независимости.


Подводя итог. Чем большим количеством инструментов ты владеешь, тем лучше. В принципе, китайские фотографы больше подходят под определение artist, что шире, чем художник. Если хочется передать свою мысль, раскрасив или обрезав фотографию, то они так и делают. Если хочется снимать ролик, то нужно снимать. В любом случае, никто не мешает сделать потом 40 стоп-кадров. Получится уже целая выставка.

Второе качество, присущее китайским фотографам, это спокойное отношение к своей национальности. Среди заметных фигур никто не машет китайским флагом, чтобы на торговле индентичностью въехать в мировой рынок. Китайские фотографы решают свои, внутренние проблемы. А так как проблемы везде одинаковые, то получается нелокальное искусство.

Ещё импонирует последовательность фотографов. Найдя свою «истинную природу», они уже не отходят от неё. Меняют средства, лица, темы, но не теряют цель. Главное правило маркетинга и войны: меняй тактику, сохраняй стратегию. До тех пор, пока работает. Если не работает — меняй стратегию. У китайцев сейчас всё работает.


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 1 октября 2016
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов
Treemedia переиздаст фотокнигу Игоря Мухина «Рожденные в СССР»
Тираж будет отпечатан по результатам кампании сбора предварительных заказов на книгу