Halsman's portrait of Taylor as it originally appeared in color the Feb. 21, 1949 issue of LIFE. Courtesy LIFE Archive

К недавнему 85-летию знаменитой актрисы, родившейся 27 Февраля 1932 года и умершей в 2011 году, «Тайм» вернулся к истории одного из известнейших её портретов.

Филипп Халсман (Philippe Halsman), продуктивный фотопортретист 20 века, был приглашен журналом «Лайф», чтобы сфотографировать Тэйлор для истории номера. Халсман к этому времени был далеко не новым лицом в «Лайф»: он постоянно публиковался там начиная с 1941 года, фотографируя известных людей из самых разных кругов – от Мерилин Монро и Альфреда Хичкока до Уинстона Черчилля.

В Октябре 1948 года Тйлор, которой к тому времени было лишь 16 лет, появилась в декольтированном платье портретной студии Халсмана в Нью-Йорке (эта студия существует и сейчас как хранилище архива фотографа). «В студии Элизабет была тихой и несколько стеснительной. Она показалась мне обычной девушкой-тинейджером, за исключением того, что была невероятно красива», – вспоминает Халсман в своей книге «Халсман: Взгляд и Суть» (Halsman: Sight and Insight).

Халсман держал наготове свою единственную в своём роде ручной работы камеру 4 на 5 дюймов, и с цветной и с чёрно-белой плёнкой.

«На чисто техническом уровне, он заметил, что две стороны моего лица на фотографии выглядели по-разному, – будет потом вспоминать Тейлор. – Одна выглядела моложе, другая более взрослой. Позируя Халсману, я стала по-настоящему осознавать своё тело».

Также она вспоминала, как Халсман постоянно выкрикивал запомнившуюся ей «инструкцию»: «У тебя есть груди, выпяти их!»

She also recalled Halsman shouting one particularly memorable instruction for her: “You have bosoms, so stick them out!”

Color portrait of Elizabeth Taylor, Oct. 1948. Philippe Halsman—Halsman Archive

Color portrait of Elizabeth Taylor, Oct. 1948. Philippe Halsman—Halsman Archive

Тэйлор носила блестящие серёжки, но у неё не было кулона или ожерелья. Во время сеанса Халсман одолжил у своей жены Ивонн кулон с треугольным голубым камнем и повесил на шею Элизабет. Это небольшое изменение образа придало портрету новую глубину выразительности. Кулон перешел со временем к дочери Халсмана Ирен, которая хранит его и сейчас.

В автобиографии Тэйлор 1988 года «Взлёт Элизабет: о набирании и сбрасывании веса, самосвосприятии и самоуважении» (Elizabeth Takes Off: On Weight Gain, Weight Loss, Self-Image, and Self-Esteem), она описывает воздействие, которое оказал на неё этот сеанс портретной съёмки: «[Халсман] был первым, кто заставил меня почувствовать себя женщиной…. После сеанса с ним, я научилась гораздо лучше владеть выражением лица. Я хотела выглядеть старше, поэтому настояла на том, чтобы укоротить волосы. В 1949 я прошла путь от роли Эми в «Маленьких Женщинах» (Little Women), ещё одного полуребёнка, до полноценной главной романтической роли в «Заговорщике» (The Conspirator). В едва исполнившиеся семнадцать лет я выросла до звезды Американского масштаба».

«Лайф» поместил цветной портрет с более свободным кадрированием, на котором Тэйлор повёрнута вправо, в своём выпуске от 21 Февраля 1949.

Халсман встретил Тэйлор в Голливуде несколькими неделями позже, и когда он подошел к ней, она не смогла вспомнить, где они встречались.

«Она не могла бы сделать мне больнее, – вспоминал он позже. – Её слова снова показали мне, насколько важна фотография – и неважен фотограф, сделавший её».

A black-and-white outtake from Halsman's shoot with Elizabeth Taylor, Oct. 1948. Philippe Halsman—Halsman Archive

A black-and-white outtake from Halsman's shoot with Elizabeth Taylor, Oct. 1948. Philippe Halsman—Halsman Archive