Наверх
Loading
| Книги

Родченкомания

Развитие национального художественного бренда

«Александр Родченко. Фотография — искусство». Интеррос/МДФ, ISBN 5-91105-010-2, 480 страниц, твердый переплет, формат — 235х305 мм

Александр Родченко — единственный советский фотограф, который добился безоговорочного мирового признания. При этом слава авангардиста подпитывает коммерческую стоимость его фотографических работ на международном художественном рынке. Сразу вслед за ним по известности (и цене) идет Эль Лисицкий.

У Родченко и Лисицкого много общего. Оба — конструктивисты, оба — основоположники современного дизайна, оба художники в первую очередь и фотографы — во вторую. Точнее, и для одного, и для другого фотография была средством, а не целью, целью — «искусство настоящего дня». Их искусство было беременно будущим, и вдохновило многих новаторов и эпигонов.

За последний год в их посмертной судьбе произошло много общего. И Лисицкий, и Родченко обзавелись толстенными русскими талмудами. Точнее, Лисицкий — сразу несколькими книжками сверхдорогого малотиражного многотомника, который вышел по весне, но так и не дошел до книжных (увы, у меня нет этих трактатов перед глазами, но на расстоянии они выглядели неплохо). Толстый альбом «Александр Родченко. Фотография — искусство» был на днях представлен Издательской программой «Интерроса», и лежит сейчас на моем письменном столе.

Новый Родченко, конечно, будет зачитан до дыр и разорван на цитаты — визуальные и текстовые. Точно так же, как это происходило с книгами «Александр Лаврентьев. Ракурсы Родченко» («Искусство», 1992) или «А.М.Родченко. Статьи. Воспоминания. Автобиографические записки. Письма» («Советский художник», 1982). И то, и другое, и третье издание подготовлены прежде всего детьми, внуками и даже родственниками художника в четвертом колене. И этот — семейный — исследовательский труд вызывает восхищение и оторопь одновременно. Восхищение от того, что потомки художника стали его последователями, и оторопь от того, что они — единственные, кто в России последовательно и неуклонно изучает работы этого художника. Заграница — не в счет: Дэвид Эллиот или Стив Йейтс, и даже Маргарита Тупицына — все-таки не в наших университетах преподают, не наши выставки устраивают и не на русском языке пишут.

В Манеже проходит большая выставка Родченко. В галерее WAM — маленькая выставочка. Обе тесно связаны с новым фолиантом: издательство WAM (под маркой «Интерроса») и Московский Дом Фотографии (ему сейчас принадлежит манежный подвал) — создатели книги. Их детище представляет собой редкий в России тип каталога-монографии: одновременно отсылает к двум экспозициям, но в то же самое время является вполне самостоятельным произведением — не ковровой дорожкой из картинок, а книгой со своим собственным научным содержанием (в отличие от большинства российских выставочных брошюрок). Автор большинства текстов — Александр Лаврентьев, внук Родченко.

Дом Фотографии вскоре отметит свое десятилетие. И почти каждый из этих годов был отмечен небольшой выставкой Родченко! Для Издательской программы «Интерроса» новый альбом — очередной увраж из серии «Россия. XX век». Родченко сегодня в Москве — герой дня. Но всего того, что говорится и делается для изучения его наследия явно недостаточно. И также очевидно, что эта, новая, книга (по толщине превосходящая все предыдущие, почти 500 страниц на плотной бумаге) далеко не исчерпывает всего богатства его наследия. Первое — и главное — впечатление от книги и выставки: Родченко был не таким, каким мы его знали до сих пор. Точнее, не только таким конструктивистом и мастером ракурсов, каким он прославился. У него есть даже «крашенка»: черно-белый снимок с коровкой у пруда, раскрашенный от руки.

Портреты Владимира Маяковского — среди самых известных работ Родченко. В 1924 году он создал серию образов поэта: два из них — с песиком Скотиком и без него — вышли на последние нью-йоркские фотоаукционы. Ни один отпечаток Родченко не перешел там за важный психологический предел в 50 тысяч долларов, но один из винтажей близко подошел к нему. При этом, что любопытно, топовая аукционная вещь Родченко совершенно не авангардна: по виду это — классический портрет. Но не по духу: противопоставление скошенных на зрителя глаз поэта — повороту его лица от зрителя, а его одежды денди — хулиганской манере держать сигаретку одними губами — выдает напряжение поэта и его самоиронию. Этот знаменитый портрет был в советское время воспроизведен и растиражирован миллионнократно.

Забавна ирония судьбы. Наиболее ценным произведением конструктивиста Родченко американский арт-рынок 2006 года признал лирический портрет пролетарского поэта, символический образ советского писателя. В объективе рынка — не «ракурсы Родченко», а мифы советской власти.


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 10 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов