Наверх
Loading
| Рецензия

С чего начинается родина?

Моногород как модель России
© Невидимые города
© Невидимые города
© Невидимые города
© Невидимые города
© Невидимые города
© Невидимые города
© Невидимые города
© Невидимые города
1 из 5
Горячие клавиши: ← Предыдущее фото → Следующее фото

7 февраля в петербургском лофте Rizzordi открылась выставка «Невидимые города». «Невидимые города» — не только выставка, но название творческой группы фотографов: Антона Акимова, Евгения Ваничева, Антона Соколова, Ильи Пилипенко, Александра Соло и Екатерины Толкачевой.

Было решено не подписывать авторство работ, а архитектуру выставки организовать по географическому принципу. На этаже в 1500 квадратных метров возвели лабиринт из стен и экранов, закутки которого отдали отдельному городу, над которым могли работать сразу несколько авторов.

Выставка — это результат двухлетней работы над проектом, который начинался как сетевой ресурс с обновляемым материалом. В экспозицию попало не все. Отбор своеобразен: здесь отстранение возведено в абсолют, будто подчас фотограф шел мимо города по обочине трассы, не заходя внутрь. Много формального — со штатива, поставленного на соседнем холме. Взгляд дистанцирован, работы напоминают разглядывание местности через бинокль. В сопроводительном тексте авторы пишут, что постигают номинацию родины путем исключений. Они успели понять, что родина точно не начинается с башен Москва-Сити, патриотизма, героев, подлецов, ДК и шашлычной. Двигаясь впотьмах, все чаще на ощупь, продвигаются вглубь России. В этой практике пока нет и намека на хождение в народ: фотографы боятся приближаться к жителям ближе, ожидая, что жители могут быть недовольны появлением чужаков.

Страна застыла в стабильной непостижимости. Взгляд ощупывает поверхность. Все сошлись во мнении, что поверхность — разная. Оценка — зрелая. Одинаковые, по словам авторов, люди. Людей здесь мало. Автор бредет с намерением увидеть жизнь там, откуда она ушла, и пока не хочет замечать ее там, где она есть. Я слышу высокие фразы про русскую идентичность, читаю про хартленд — отмечаю, что писалось не без гордости за наше «осевое государство», слишком умело прячущее свои богатства в своих недрах. Особенно от взгляда фотографа. За эвфемизмами — желание не постичь, скорее отгородиться от таких реалий. С этой точки предстоит очень долгий путь в сторону если не новой искренности, но более осмысленной социальной драматургии, следующей за любопытством натуралиста, разглядывающего субстрат. Все это придет, когда понятие «необходимо» станет больше, нежели «интересно». И, наверное, этого не надо бояться, это не подразумевает архаичности формы. На вопросы кризиса постмодерна в начале нулевых достаточно успешно ответил кинематограф и театр (в России — вербатим), а в 2003 году это стало основной темой 50-й Венецианской биеннале, когда ее куратор Франческо Бонами вновь признал романтизм неотъемлемым жанром для национальной репрезентации.

Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
Фото: Ксения Юркова
1 из 12

Выставка продлится до 21 февраля 2014 г.


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 11 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов