Наверх
Loading
| Журналы

Nightpeople

Внутри клубной «тусовки»

NIGHTPEOPLE
photoalbum
Crew: NIPEL
Producer/editor-in-chief Vladislav Nazarenko
Designer: Ramazan Kalakutok
Published by Night People Co., Ltd.
Issue 50 000
Since 2003
Powder 2005 – issue # 7
Softbound, 11,4x16,6 cm
276 pages, text: 0, b/w and color photography

По ночной Москве несется стадо черных лимузинов, где-то в переулках неповоротливо разворачивается Hummer-wagon. Просто поднять камеру и сделать снимок ночной кавалькады может оказаться опасно, потому что новых «хозяев жизни» сопровождает охрана на неприметных на фоне сверхдорогих машин джипах. Как и хозяева магазинов, где одеваются эти люди, так и охрана старается оберегать их жизнь от документирования: хозяевам (по мнению их обслуги) это может не понравиться. Другое дело, присутствие фотографов на закрытых вечеринках и в клубах. Там фотограф может стать свидетелем очень откровенных сцен, перед ним будут специально паясничать, выставляясь на показ. Присутствие фотографа придает остроты жизни новых хозяев, они чувствуют себя звездами, за которыми гоняются папарацци. На выходе из клуба охрана (заботясь о тех, кто ей платит) может отнять камеру, если ей покажется, что был отснят слишком откровенный материал, и, в любом случае, публикация фотографий может быть осуществлена только с согласия тех, кто был в кадре, так что острота мнимая, как и звездный статус многих героев. Эти взаимоотношения существенно отличаются от взаимоотношений реальных звезд, их пресс-служб и папарацци. Русские «порядки» (1) устанавливают те, кто платит. Порядки неизменны. Порядки напоминают о позднем средневековье в России: царь Иоанн Грозный устанавливал законы, а страна жила по порядкам, заведенным им и от его имени. Иван Грозный был не самым любимым народом правителем, но был все-таки царем. Народ терпел его гнет, будучи уверен, что гнетет не царь, а его бояре, его опричники (2). И сегодня большинство жители России готовы поверить, что карательный режим в России делался именем Сталина, но он, как царь, который высоко и далеко, не ведал, что происходит в его стране. Взаимоотношения новых русских с внешним миром строятся по-прежнему по особым правилам, но люди на улицах, мимо которых они проносятся на своих черных машинах, ненавидят непосредственно их, новых хозяев жизни. Так, американские журналисты пишут путеводитель по жизни особого гетто, гетто богачей в России (3).

Жители этого гетто внутри самого близкого круга могут быть милыми и приятными собеседниками, гостеприимными (отнюдь не в варварском стиле) хозяевами и любящими родителями. Кто-то увлекается цветами, у кого-то для души большая библиотека, некоторые коллекционируют реалистические пейзажи, и это не только следствие воспитания соцреалистическим «понятным» искусством, но и осознанный выбор. Но гетто для них уже внешний мир, и внутри него они должны соответствовать образу рубаха-парней и разбитных девчонок, они боятся старости и играют в разнузданную ночную жизнь, как подростки. Кроме того, они боятся ночи, когда подступают мысли, которые можно погасить только громкой музыкой и шумной компанией, шоу для пресыщенных жизнью. Новые хозяева несутся на машинах и одеты в одежды, которые подтверждают их статус хозяев (тот же дресс-код и антураж пытаются соблюдать те, кто принадлежит к поп-элите, модные актеры, певцы, писатели) (4). Таксисты болтают о новой революции. Естественно, что новые русские знают, какая пропасть между ними и остальными жителями России, они знают, как их не любят. С другой стороны, судебный процесс над Ходорковским и развал ЮКОСа только подтверждают, что государство являются контролирующим «верхом», и весь угар новой русский жизни позволен новым русским оттуда, из Кремля. Новые русские – как овцы, которых в любой момент могут отдать на популистское заклание во имя государственных идей. Ощущение загнанности в пределы между властью – позволяющей быть новым русским – и остальной Россией выливается в знаменитый на весь мир новорусский разгул. Он разворачивается после захода солнца в ресторанах, клубах. И в клубных поездках новых русских на дорогие курорты по всему миру.

Внутри клубной «тусовки» (5), несмотря на ее хаотичную экспрессию, существует иерархия и определенные правила. Среди них – необходимость «засвечиваться», подтверждая свой статус и сообщая о сохранении (и приумножении) своего состояния. Внутри этой среды есть свои места встреч, свои лидеры, свои издания. Одно из них, возможно, самое точное по форме – NightPeople. Девиз издания – Anytime there is a night somewhere. Это издание соединяет в себе элементы школьной стенгазеты и личного дневника (самых ярких фигур, для которых вся жизнь проходит в клубе). Подобно тому, как новые русские любят подчеркивать, что все, что им принадлежит, место, где они живут, их еда, их одежда, отдых – все относится к продуктам класса de lux (независимо от реального качества), издание NightPeople можно назвать trash de lux. Это издание – манифест определенного стиля жизни. Интересный, с точки зрения внешнего наблюдателя, как продукт, выражающий свое время в полной мере.

NightPeople выходит с 2002 раз в полгода. Он существует как бесплатное издание, которое печатается на деньги спонсоров, большинство из которых – не компании, но их первые лица (директора и президенты, председатели советов директоров), по совместительству являющиеся участниками тусовки – материала для NightPeople. В издании текстов, кроме рекламных слоганов на нескольких рекламных полосах (в основном, водки), в нем нет подписей – это издание «для своих», так что постороннему наблюдателю необходимо вооружиться русской желтой прессой, чтобы опознавать, кто есть кто на страницах NightPeople.

NightPeople использует фотографию репортеров, имеющих разрешение на съемку в ночных клубах; в большинстве материал, с которых работает дизайнер и издатель – откровенный trash. Количество потных тел, обнаженных грудей и задниц танцовщиц, лица моделей и групповые снимки гостей на память. Но именно безумный ряд снимков диктует формат издания. Кто-то из его фотографов пытается снимать «под Newton», кто-то – «под Lindberg», есть даже те, кто в своей наивности приближается к Warholl. Тем ироничнее и злее выглядит окончательный продукт – NightPeople. Он становится подобен пиратской копии одежды известных модельеров, кое-как пошитой в Турции и одетой на вечеринку haute couture.
Последний по времени выпуск NightPeople состоит из двух частей: первая часть посвящена «Кубку миллионеров», разыгрывавшемуся среди русских гостей на лыжных трассах в Courchevel, вторая – хроника ночной жизни Москвы и Санкт-Петербурга. Глядя на зайчиков в лыжных костюмах, пай-мальчиков и девушек, по жесткости выражения лиц дающих сто очков вперед любому гонщику, в этих людях невозможно вполне рассмотреть прожигателей ночи. Это альбом дорожных сувениров, не без шика дорогих мехов и больших машин, но раздел неприметный в своей стильной обыденности. Вторая часть – ярче, она пахнет потом и перегаром ночи, она тупее, и тем занимательней.

В клубных интерьерах висят произведения актуального искусства звезд российской арт-тусовки, которых арт-журналисты, уважая статус и, во многом, завися от известности звезд, никогда публично не назовут trash-art, но внутри клубящегося дымом и клубящимися людьми интерьеров эти произведения становятся таким же отражением ночной жизни, как и их авторы, узнаваемые в толпе в обнимку с money-men и show-girls.

Ночь, наступающая с выездом из гаражей больших машин, не заканчивается утренним похмельем. Пока живы ее организаторы и участники, пока им дозволено жить по ночам, праздник продолжается. Тем более что в России ночные люди умеют смешивать бизнес и удовольствие, икру и водку, не путая их с опасной смесью бизнеса и политики.

Примечания:
1 - русское словечко, обозначающее неписанные права.
2 - специальные службы, подчинявшиеся напрямую только царю, на самом деле, исторический прототип КГБ и других служб охраны и порядка, в том числе и нынешних служб личной охраны новых русских, причем в среде их охранников очень много выходцев из государственных спецслужб
3 - Moscow's Gilded Ghetto. The billionaires who share a suburb with Putin have learned to keep a low profile. It doesn't mean they've lost a taste for glamour. By Kim Murphy. LA Times Staff Writer – LA Times, April 22, 2005
4 - В России возникает новый феномен: сращивание бизнес, поп и культурно элиты. Бизнес и культурная элита оказываются задавлены поп стилем: бизнес - потому что вырос на поп-культуре, в основном, американского образца, а культурная элита, представители которой были служанками идеологических боссов советского времени, перенесли свою психологию пресмыкающихся перед властью в отношения с новыми русскими, которые теперь оказались олицетворением власти, а часто и реальными ее представителями. Культурная элита поддерживает свой имидж успеха теми же средствами, что и бизнес, надеясь, что сходство дресс-кода позволит ей быть легче пронятой бизнесменами.
5 - Тусовка – сообщество, объединяющее представителей разных классов, разных кругов общества, но собирающихся «тусоваться» (проводить место) в одном месте


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 10 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов