Наверх
Loading
| Книги

Однажды в Мексике

Эстетизация смерти в книге «101 трагедия» мексиканца Энрике Метинидеса
1 из 5
Горячие клавиши: ← Предыдущее фото → Следующее фото
Все началось с кино. С детства Энрике Метинидес / Enrique Metinides пропадал на сеансах гангстерских и полицейских фильмов. Истории с автомобильными погонями и перестрелками страшно увлекали его. Поэтому мало удивительного в том, что, получив в подарок от своего отца фотокамеру и пакет с запасом пленки, десятилетний мексиканский мальчишка первым делом отправился снимать разбитые в хлам машины. Год спустя юный, но чрезвычайно прыткий и удачливый Метинидес свел знакомство с несколькими полицейскими, ежедневно заходившими отобедать в принадлежавший его родителю ресторанчик в центре Мехико. Так Энрике и был приглашен на выезд патрульного авто и стал фотографировать аресты и обнаруженные копами трупы. Совсем не подходящее для ребенка занятие, но будущий мастер новостного снимка был очарован подобными сюжетами, в каждом из них видя сцены из своих любимых картин.

«Я помню, как, когда мне было 11 лет, я пришел однажды в полицейский участок, а туда только что принесли парня, которого обезглавило на железнодорожных путях, — вспоминает теперь Метинидес. — Кто-то привязал его за шею к рельсам, и поезд проехался по нему. Это был первый раз, когда я увидел мертвое тело так близко, крупным планом. Я сделал кадр трупа с его собственной головой в руках. Позже, начав работать в качестве помощника фотографа на месте преступлений, я видел по 30, 40, 50 мертвецов в день». «Я бы сказал, что за всю жизнь, — добавляет мэтр, — я лицезрел больше трупов, чем сам Виджи / Weegee, а я его поклонник».

В 14 лет Энрике, будучи еще гимназистом, уже сотрудничал с несколькими известными национальными изданиями, специализирующимися на различного рода происшествиях. Он всерьез намеревался стать репортером-криминалистом и посвятил выбранной профессии полвека. Первым из мексиканских журналистов он настроил в своей машине полицейское радио и иногда прибывал на место вызова раньше защитников правопорядка. Во время работы он всегда старался снимать детали, при жизни характеризовавшие жертв несчастных случаев и преступлений. Эта его дотошность даже как-то помогла детективам в расследовании дела.

© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
© Enrique Metinides, Courtesy 212berlin
1 из 10

Однако фотографии Энрике Метинидеса, учитывая весь их трагический бэкграунд, никогда не были средоточием кровавой каши. Кинематографическая эстетика проникла во все работы репортера, а сам он превратится в этакого постановщика собственных фильмов — недвижимых, статичных, снятых пленочным фотоаппаратом. Эту мысль предельно ясно иллюстрирует новая книга мексиканца, вышедшая под названием «101 трагедия» / 101 Tragedies в издательстве Aperture. В ней собраны ключевые кадры авторства живого классика, и, что примечательно, это первый раз, когда он сделал самостоятельную выборку снимков. В альбоме каждый из них сопровождается первополосными статьями об изображенных событиях.

Светловолосая женщина, погибшая в автоаварии, смотрит в никуда открытым невидящим взглядом; сидя на газоне, мексиканка рыдает над трупом своего умершего мужа; мужчина пересекает улицу, на которой рухнул во время землетрясения отель; ветви паркового дерева столь огромны и величественны, что на них не сразу можно заметить повисшее на веревке тело девушки — все эти фотографии подобны тщательно срежиссированным эпизодам из криминальных триллеров и высокобюджетных лент о катастрофах и крушениях. Удивительным образом подобные снимки приближают человеческую драму к зрителю больше, чем банально размазанные по асфальту кишки, так же как и рассказанные в кино истории порой заставляют сострадать случившемуся сильнее, нежели выпотрошенным в новостную ленту событиям.



Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 11 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов