Наверх
Loading
| Книги

Огонь против огня

О командном духе в фотографии и пожарных, не приходящих ко мне в эротических фантазиях
Календарь
Календарь
Календарь
Календарь
1 из 12
Горячие клавиши: ← Предыдущее фото → Следующее фото

Исследуя стенды издательств на фотокнижной ярмарке Offprint в Париже, я дошла до Kodoji Press. Издатель Винфред Хейнингер / Winfried Heininger прокомментировал мое появление: «Опять «Огонь-парни»! Ну почему все женщины сразу обращают внимание на пожарных?!» Признаться, я совсем не смотрела на книгу «Огонь-парни» / «Fire Guys». Однако, приветствие Винфреда, больше похожее на саркастический крик души, заставило меня задуматься. Во-первых, о самой книге. Во-вторых, о том, почему я обманула ожидания издателя и, будучи женщиной, не обратила первым делом внимания на пожарных.

Небольшая публикация «Огонь-парни» (2011, 20 страниц, 27.5 x 21 см.) – результат совместной работы художника Идана Хайоша / Idan Hayosh и дизайнера Корины Кюнзли / Corina Künzli. В течение долгого времени Хайош собирал на новостных сайтах и специализированных форумах изображения пожарных, которые фотографируют себя на фоне горящих домов. Скорее всего, на учениях.

В книге фотографии представлены через определенную структуру: портреты крупным планом; кадры, на которых несколько человек; затем огромные групповые снимки. Безусловно, подобные фотографии – свидетельство принадлежности профессии, принадлежности социальной группе, ритуал, формирующий командный дух. Но также это и ритуал, дающий знать «богу огня», стихии, смерти – вы нам подвластны.

Для любительской фотографии фон – это то, чем хочет обладать позирующий, в отношении чего хочет выразить свою причастность и, как правило, доминирующую позицию. Крайняя степень – построить рожки музам, положить руку на Пушкина, сесть на сфинкса, приласкать чужой лимузин. То есть через физический контакт, через активность, возможную в данных случаях лишь с одной стороны, заявить о своей силе. Огонь не приласкаешь. Поэтому и кажутся абсурдными снимки, найденные Иданом.

Книга «Огонь-парни», конечно, про пожарных. Но не только. Есть еще, как минимум, два дополнительных «героя», появляющихся в середине издания: один в виде вставки-текста, другой в виде постера.

Текст – реальное или не реальное письмо автора или не автора в форум или не форум. В письме описываются некоторые страхи и вопросы в отношении пиротехнического опыта. Собственно, герой – пиротехник. Отсылка – к деятельности самого Идана Хайоша, увлекавшегося взрывами, опытами с огнем, устраивавшего пиротехнические инсталляции, а также как-то раз чуть не сжегшего лицо коллеге.

Постер – фотография полуобнаженного мужчины в образе пожарного, на заднем плане – языки пламени. Этот герой – секретарша и медсестра в мужском варианте, то есть дешевый «костюм» из секс-шопа коллективного сознания, который, как все дешевое, видимо, кому-то сильно нужен.

Публикация неспроста называется по-английски именно «Fire Guys». Речь идет не только о пожарных, ведь иначе можно было бы назвать книгу «правильно»: «Fire-fighters» или «Firemen». «Fire Guys» подчеркивает то, что проект Хайоша о парнях, связанных с огнем не только через «спасите мою малышку», но и через «моя малышка вся горит»1. Не говоря о фанатах пиротехники и всего огненного и взрывающегося.

Почему же я заметила «Огонь-парни» не сразу?

Для того, чтобы разобраться с этим вопросом, сначала надо понять, почему огонь невозможно приласкать. Может быть, потому что он и есть – «ласка». Именно через понятия «огонь», «жара/жарко», «горячий/горячая», «пылать», «гореть» и пр. метафорически описываются такие категории, как страсть, секс, любовь. Не обязательно в стихах. Можно и в разговорной речи, в повседневных диалогах. Это метафоры, которыми мы живем2, через которые воспринимаем реальность. Пожарный как профессия, имеющая самое непосредственное отношение к огню, автоматически имеет самое непосредственное отношение и к страсти. Вектор взаимоотношений пожарного с огнем направлен в кардинально противоположные стороны: он тушит огонь реальный, но разжигает огонь чувств, огонь в сердцах, огонь страсти.

Но достаточно ли языкового понимания стихии «любви» как огненной для того, чтобы пожарный стал общепризнанным секс-символом, вошел в классический набор фантазий и гарантированно привлекал внимание девушек на фотокнижных ярмарках? Фотографии, которые отобрал Хайош, сделаны в основном в Америке. Художник говорит в интервью VICE о том, что это совпадение. И даже если это так, то нельзя отрицать того факта, что пожарный в Америке – это совсем другой персонаж, чем, например, в России. Хотя бы с точки зрения построения эротического мифа. Вспомним знаменитый благотворительный «Календарь пожарных» с красавцами-мужчинами из Южной Флориды (с 1992 года). Или невероятное количество фильмов, так или иначе посвященных пожарным: начиная от «Пожарного» Чарли Чаплина (1916), фильма-катастрофы «Вздымающийся ад» (1974), до комедии «Чак и Лорри: Пожарная свадьба» (2007), документальной ленты «Burn» (2012) или даже реалити-шоу «Пожарная станция США: Бостон» (2005) и сериала «Спаси меня» (2004-2011). Можно, конечно, сослаться на то, что в России с фильмами-катастрофами не очень, да и с комедиями, главной темой которых был бы гомосексуальный брак пожарных, пусть и фейковый, есть проблемы. С сериалами совсем плохо. С социальными пакетами и статусами – как с кино. В обшем, не случилось ни площадки, ни почвы для разития образа пожарного как супергероя.

Тем интереснее становится книга «Огонь-парни» Идана Хайоша, исследующая не случившийся образ пожарного-мачо. Глядя на фотографии, зритель недоумевает, почему пожарные не спасают дома от огня, почему на их лицах счастливые улыбки. Групповой и «производственный» снимки, призванные создать и поддержать командный вид и дух, приводят в данных конкретных обстоятельствах к разрушению образа героя.

_______________________________________________

1 «Спасите мою малышку» / Save my baby» - надпись на одном из домов, на фоне которых фотографируются пожарники из книги Хайоша. «Моя малышка вся горит» / «My baby’s on fire» - фраза, имеющая сексуальный подтекст.

2 См. Лакофф, М. Джонсон, «Метафоры, которыми мы живем»/ Теория метафоры. М., 1990. С. 387-415. Лакофф пишет о том, что «наша понятийная система носит преимущественно метафорический характер... наше мышление, повседневный опыт и поведение в значительной степени обусловливаются метафорой» и рассматривает метафорические отношения/взаимосвязи сущностей и понятий в естесвенном языке, которые зачастую остаются неосознанными.


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 10 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов