Наверх
Loading
| Фестивали

Может ли фотография сделать мир лучше?

Фотофестиваль Мангейм-Гейдельберг-Людвигсхафен
Из выставки "Роль и ритуал" © Johan Spanner
Из выставки "Роль и ритуал" © Johan Spanner
Из выставки "Роль и ритуал" © Clemens von Wedemeyer
Из выставки "Роль и ритуал" © Clemens von Wedemeyer
Из выставки "Роль и ритуал" © Bani Abidi
Из выставки "Роль и ритуал" © Bani Abidi
Из выставки "Роль и ритуал" © Bani Abidi
Из выставки "Роль и ритуал" © Bani Abidi
Из выставки "Роль и ритуал" © Bani Abidi
Из выставки "Роль и ритуал" © Bani Abidi
Из выставки "Роль и ритуал" © Bani Abidi
Из выставки "Роль и ритуал" © Bani Abidi
Из выставки "Экологические схемы" © Olaf Otto Becker
Из выставки "Экологические схемы" © Olaf Otto Becker
Из выставки "Экологические схемы" © Edward Burtynsky
Из выставки "Экологические схемы" © Edward Burtynsky
Из выставки "Экологические схемы" © Edward Burtynsky
Из выставки "Экологические схемы" © Edward Burtynsky
Из выставки "Экологические схемы" © Edward Burtynsky
Из выставки "Экологические схемы" © Edward Burtynsky
Из выставки "Экологические схемы" © Edward Burtynsky
Из выставки "Экологические схемы" © Edward Burtynsky
Из выставки "Экологические схемы" © Edward Burtynsky
Из выставки "Экологические схемы" © Edward Burtynsky
Из выставки "Жизненные циклы" © Ryan McGinley, Barbara Metselaar Berthold
Из выставки "Жизненные циклы" © Ryan McGinley, Barbara Metselaar Berthold
Из выставки "Жизненные циклы" © Fiona Tan
Из выставки "Жизненные циклы" © Fiona Tan
Из выставки "Жизненные циклы" © Fiona Tan, Jacob Holdt
Из выставки "Жизненные циклы" © Fiona Tan, Jacob Holdt
Из выставки "Жизненные циклы" © Борис Михайлов
Из выставки "Жизненные циклы" © Борис Михайлов
Из выставки "Жизненные циклы" © Fiona Tan
Из выставки "Жизненные циклы" © Fiona Tan
Из выставки "Жизненные циклы" © Rinko Kawauchi
Из выставки "Жизненные циклы" © Rinko Kawauchi
Вход на выставку "Жизненные циклы"
Вход на выставку "Жизненные циклы"
Персональная выставка Роджера Баллена © Roger Ballen
Персональная выставка Роджера Баллена © Roger Ballen
Персональная выставка Роджера Баллена © Roger Ballen
Персональная выставка Роджера Баллена © Roger Ballen
Персональная выставка Роджера Баллена © Roger Ballen
Персональная выставка Роджера Баллена © Roger Ballen
Персональная выставка Роджера Баллена © Roger Ballen
Персональная выставка Роджера Баллена © Roger Ballen
Персональная выставка Роджера Баллена © Roger Ballen
Персональная выставка Роджера Баллена © Roger Ballen
Персональная выставка Роджера Баллена © Roger Ballen
Персональная выставка Роджера Баллена © Roger Ballen
Из выставки "Практики повседневной жизни" © Cao Guimaraes
Из выставки "Практики повседневной жизни" © Cao Guimaraes
Из выставки "Жизненные циклы" © Rinko Kawauchi
Из выставки "Жизненные циклы" © Rinko Kawauchi
Из выставки "Жизненные циклы" © Rinko Kawauchi
Из выставки "Жизненные циклы" © Rinko Kawauchi
Из выставки "Политический аффект и эффект" © Taryn Simon
Из выставки "Политический аффект и эффект" © Taryn Simon
Из выставки "Политический аффект и эффект" © Taryn Simon
Из выставки "Политический аффект и эффект" © Taryn Simon
Из выставки "Политический аффект и эффект" © Taryn Simon
Из выставки "Политический аффект и эффект" © Taryn Simon
Из выставки "Политический аффект и эффект"  © Gohar Dashti
Из выставки "Политический аффект и эффект" © Gohar Dashti
Из выставки "Политический аффект и эффект"  © Gohar Dashti
Из выставки "Политический аффект и эффект" © Gohar Dashti
© Beat Streuli
© Beat Streuli
© Beat Streuli
© Beat Streuli
© Beat Streuli
© Beat Streuli
1 из 36
Горячие клавиши: ← Предыдущее фото → Следующее фото

Крупнейший фотофестиваль Германии в четвертый раз проходит на территории трех небольших городов земли Баден-Вюртемберг: Мангейм-Гейдельберг-Людвигсхафен. Кураторы фестиваля — Катерина Грегос/Katerina Gregosи Сольвей Овесен/Solvej Ovesen, несмотря на молодость, дамы весьма опытные в организации подобного рода мероприятий (первая является куратором датского павильона Венецианской биеннале-2011 и членом кураторской группы известнейшего фестиваля современного искусства «Манифеста», вторая — куратором квадриеннале в Копенгагене и биеннале в Веркляйтце). Фотофестиваль в Мангейме также имеет форму биеннале, каждые два года приглашая для проведения различных международных кураторов (в прошлые годы в их числе был Кристоф Таннерт, директор Kunsthalle Bethanien в Берлине, знакомый российским фотографам в качестве одного из экспертов международного портфолио-ревю в Москве). 

Приглашенные кураторы предлагают собственную тему — в прошлые годы темами фотофестиваля становились «Перекрестки реальности» /Reality Crossings, «Современная американская фотография»/Contemporary American Photography, «Искусство быть немцем»/The Art of Being German и др. В этом году тема сформулирована как «Глаз — одинокий охотник: изображения человечества» /«The eye is a lonely hunter: images of humankind». Представленные проекты, в основном, относятся к современной документалистике (уже привычно нередко пересекающейся с арт-фотографией), и объединены, как подчеркивают организаторы, гуманистической направленностью.

Фестиваль состоит из нескольких основных частей — «Экологические схемы», «Роль и ритуал», «Жизненные циклы», «Практики повседневной жизни», «Политический аффект и эффект» и ряд персональных выставок известных фотографов (например, сильнейшая ретроспектива работ фотографа из Южной Африки Роджера Баллена).

Экспозиция «Роль и ритуал» — центральная площадка фестиваля, расположенная в кунстхалле в Мангейме, объединяет несколько проектов, посвященных изучению фотографами исчезающих ритуалов локальных культур, и отсылает к идеям постколониального дискурса.

Постколониализм — одно из важнейших течений в современном искусстве, рефлексирующее последствия экономической, политической, и, прежде всего, культурной зависимости «незападного мира» от «западных» образцов и прототипов. По сути, это искусство, создаваемое художниками — выходцами из стран, бывших порабощенными государствами-колонизаторами. Постколониализм занимается исследованием культурных идентичностей в колонизированных обществах, а также проблемами сохранения национальной культуры, взаимовлияния культур колоний и метрополий (колонизирующих стран), исследует противостояние Востока и Запада в контексте глобализации и политических конфликтов (существует мнение, что в России место постколониализма в искусстве занял «посткоммунизм» — критика и рефлексия коммунистического гнета).

Ритуал играет важнейшую роль в локальных традиционных культурах и не перестает быть объектом пристального внимания для документалиста. Например, в своем мультимедийном проекте «Давшие клятву девственности»/«Sworn Virgins» фотограф Йохан Спаннер/Johan Spanner исследует феномен албанских женщин, добровольно отказавшихся от собственной женской сущности. Девочки из семей патриархальной Северной Албании, после смерти отца, в случае отсутствия в семье сыновей, порой вынуждены были сами «превращаться» в мужчин. Давая клятву девственности, они начинали носить мужскую одежду, коротко стричься и выполнять мужские обязанности по хозяйству (а также автоматически получали все мужские права в обществе гендерного неравноправия). В Северной Албании сегодня осталось менее 40 таких женщин — и большинство из них уже пожилого возраста. Фотограф, работая в жанре «Портрет-интервью», соединяя видео, фотографии и текст, репрезентирует этот удивительный и трагичный обычай, не позволяя ему исчезнуть в забвении.

Глаз, вооруженный линзой, здесь действительно становится «одиноким охотником» — это глаз фотографа-антрополога, охотящегося за визуальным отображением сущности уникального ритуала. Правда, все же бесстрастный антрополог здесь чаще превращается в эмоционального художника, не просто фиксируя, но и переосмысляя, позволяя себе внедряться в реальность и давать собственный комментарий к происходящему (а ведь тем и отличается искусство от науки?). Например, в своей серии Karachi фотограф из Пакистана Бани Абиди/Bani Abidi, сняла разнонациональных людей за их домашними занятиями-ритуалами в одно и то же время, переместив их для съемки в публичное пространство (на пустынную городскую дорогу), тем самым перенося их из индивидуального пространства в коллективное. Даже подача проекта (серия лайтбоксов) отсылает к языку уличной рекламы, выводя частное в сферу публичного и доступного всеобщему обозрению.

Площадка под общим названием «Экологические схемы» практически полностью посвящена такому популярному фотографическому направлению, как «Man altered landscape» (пейзаж, измененный человеком). Романтическая эпоха девственного и героического пейзажа, представлявшего собой объект восхищения, давно окончена. Репрезентация пейзажа, как ландшафта, трансформированного человеком (берущая свои истоки в известной американской выставке 1975 года «New Topographics») давно стала классическим жанром для современной фотографии. Экологические проблемы, истощение ресурсов, нарушение функционирования экосистем, глобальное потепление и рост городов — вот что «вдохновляет» современных пейзажистов. Один из известнейших классиков этого направления — канадец Эдвард Буртынски/Edward Burtynsky, известный своим мастерством делать фотографии экологических катастроф «ужасающе прекрасными» и от того воздействующими на зрителя совсем по-иному, обращается в рамках фестиваля к проблеме урбанизации и универсализации. Сотни молодых китайских рабочих, обедающих в своей огромной производственной столовой, пугают своей бесконечной одинаковостью — и визуализируют проблему перенаселения городов и обеднения сельских семей, вынужденных отправлять своих детей работать на фабрики и заводы в города.

Серия немецкого фотографа Олафа Отто Бекера/Olaf Otto Becker, в тонкой живописной манере представляющая таяние ледников в Гренландии, еще раз подтверждает известный тезис о том, что прекрасная форма остается зрителю в утешение за ужасное содержание — и действительно, такая фотография действует не меньше (а, может быть, и гораздо больше поражает своим «двойным дном»), чем просто снимок, достоверно и профессионально документирующий бедствие.

Часть фестиваля, посвященная международным социально-политическим проблемам, под названием «Политический аффект и эффект» объединяет ряд проектов, анализирующих властный дискурс. В экспозиционном зале представлены, среди прочего, классически снятые репортажи о волнениях в Кении, известная серия портретов фотографа Тарин Симон/Taryn Simon о людях, посаженных в тюрьму за преступления, которых они не совершали, и постановочный проект «Современная жизнь и война»/Today’s life and war, снятый молодой женщиной-фотографом из Ирана Гохар Дашти/Gohar Dashti — грустно-ироничный комментарий к затяжному военному конфликту в ее родной стране и его «внедрению» в саму ткань повседневной жизни.

Уличная выставка-инсталляция Беат Стреули/Beat Streuli выполнена в виде 70-метровой конструкции из рекламных баннеров с фотографиями людей, снятых на улице врасплох. Стрит-фотография здесь снова помещается в свой изначальный контекст — на улицу, апроприируя язык традиционных рекламных биллбордов общества потребления. Кадры сняты фотографом в таких мегаполисах, как Сидней, Токио, Афины, Лондон, Нью-Йорк (а также на той самой площади Alterplatz в Мангейме, где и смонтирована уличная выставка). При этом тематика уличной экспозиции далека от рекламной -автора волнует тема феномена человека в огромном городе, где национальное и этническое теряется в обезличенном потоке толпы, превращая ее в «человеческий траффик».

Площадки «Жизненные циклы» и «Практика повседневной жизни» посвящены обычной, «негероической» жизни людей — и ее основным знаковым моментам, таким как свадьбы, похороны, старение, взросление и пр.

На создание выставки «Практика повседневной жизни» кураторов вдохновило одноименное исследование французского социолога Мишеля де Серто, в котором он исследует способность человека индивидуализировать культуру, изменять и модифицировать вещи, чтобы сделать их «своими собственными». Где находится грань между «нормальной» повседневностью и реальностью, привычной западному «универсализированному» взгляду? Выставка обращается к исследованию «рутинного» в различных странах и субкультурах, находящихся в разных частях света.

Постсоветский зритель найдет немало родных мотивов в проекте бразильского фотографа Чао Гуимареса/Cao Guimaraes, посвященном повседневной «реинкарнации» вещей (когда старым сломанным предметам их хозяином дается вторая жизнь с совсем иным функциональным назначением). Конструкция из соединенных металлического стула и детской ванночки в роли мангала или виниловая пластинка, служащая в качестве абажура, могли бы органично войти в коллекцию российского художника-собирателя советских самодельных вещей Владимира Архипова. Очевидно, что остроумно использовать вышедшие из употребления предметы в условиях дефицита умели не только в СССР.

В «Жизненных циклах» видеоинсталляция Кекена Эргуна/Koken Ergun с сюжетом о традиционном праздновании турецкой свадьбы соседствует с монументально представленными на стене любительскими снимками из японского семейного альбома, парой (самых нейтральных) работ из известного проекта Бориса Михайлова «Case History» о жизни социального дна, а также слайд-шоу и выставкой восходящей звезды японской фотографии Ринко Каваучи, известной своими тонкими лирическими сагами без четких конца и начала о старении, рождении, природном и культурном, состоящими из ее фирменных «пустот» и визуальных метафор.

Последняя площадка задумана кураторами в качестве эпилога ко всему фестивалю, оставляющему зрителю утешительную мысль о том, что даже в условиях мировых кризисов и глобальных проблем, повседневная жизнь с ее маленькими радостями-невзгодами продолжается и, кажется, ничто не сможет остановить привычный жизненный ход. Ведь повседневное, как известно, противостоит апокалипсическому.

Очевидно, что «проблемно-ориентированный» фотографический фестиваль (а фестиваль в Мангейме можно назвать таковым) не стремится в первую очередь поразить новыми художественными ходами и умопомрачительными концептуальными приемами авторов, как это происходит на других фестивалях (например, прошлогоднее фотобиеннале в Брайтоне, посвященное «новой документалистике» под кураторством Мартина Парра). Интеллектуальная работа с выстраиванием нарратива и контекста здесь не менее важна, чем репрезентация эффектного визуального материала. Но именно это и позволяет фотографии проявить свои важнейшие (хотя, и не самые популярные сегодня) способности: свидетельствовать, привлекать внимание к проблемным зонам, передавать мессидж и информацию, и (как бы это ни показалось наивным) пытаться сделать зрителя и мир чуть-чуть лучше.



Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 10 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов