Наверх
Loading
| АртПроцесс

Дети героев

На одного выдающегося американского фотографа в России стало больше
Макс Сноу. Its only Castles Burning
Макс Сноу. Its only Castles Burning
Макс Сноу. Its only Castles Burning
Макс Сноу. Its only Castles Burning
Макс Сноу. It
Макс Сноу. It's Fun to do Bad Things. Eric
Макс Сноу. It
Макс Сноу. It's Fun to do Bad Things. Cross Lighting
Макс Сноу. It
Макс Сноу. It's Fun to do Bad Things. Trond
Макс Сноу. It
Макс Сноу. It's Fun to do Bad Things. Primrose
Макс Сноу. It
Макс Сноу. It's Fun to do Bad Things. Joseph
Макс Сноу. It
Макс Сноу. It's Fun to do Bad Things. Division Street
1 из 8
Горячие клавиши: ← Предыдущее фото → Следующее фото

Американский фотограф Макс Сноу показывает в России свой новый проект «Its only Castles Burning». До середины января следующего года его можно будет увидеть в Галерее Марины Гисич в Петербурге. Прежние проекты Сноу, как правило, носили документальный характер, а некоторые его серии по сути — репортажи. «Арт-фотографией» всех их делало то, что, фиксируя настоящее, автор постоянно обращается к фактам собственной биографии и детским воспоминаниям — именно они становятся для него источником вдохновения. Реалистические, на первый взгляд работы, приобретают сюрреалистический оттенок. Не смотря на то, что предметом его изображений становятся, например, лос-анджелесские наркоторговцы, мы видим не портреты реальных людей, а некие типажи. Странный эффект возникает, когда, сложенные в экспозицию они выглядят иллюстрациями к какому-то неведомому алфавиту. Безапелляционность и методичность творят чудеса, тот еще приемчик.

Такой стиль проявился уже в первом проекте, посвященном Ку-клукс-клану, а апогеем «документалистики» стала выставка «Jesus Is Showing Me Amazing Things» в Johnson Trading Gallery — ее Сноу сделал вместе со своей кузиной Каролин Миллер, которая — и куратор его последних проектов, и совладелица их галереи «Moeller Snow» в Нью-Йорке, нынче уже закрытой. «Иисус показывает мне удивительные вещи» шокировала многих. Для самого Сноу это был интимный, меланхоличный, биографический проект: «Я никогда не хотел шокировать людей. Это образы, которые я вызываю из себя, которые преследуют меня наяву, или посещают во сне. Они недостаточно ужасны, чтобы вызвать шок. Но, конечно, они и недостаточно благостны, чтобы я мог сказать: «Добро пожаловать на мгновение в мой мир».

Сноу родился в США, образование, в том числе фотографическое, получил в Европе, у него всего три сольных проекта, начиная с 2008 года. Так что, эпитет «выдающийся американский фотограф», примененный по отношению к нему арт-пиарщиками московских и петербургских галерей, звучит смешно, если не сказать пошловато — так, что менее пошло звучало бы определение «хопстер». До сих пор на родине Максвелл Сноу был больше известен, как представитель богатой семьи, имеющей отношение к современному искусству, экс бойфренд одной из самых богатых знаменитостей Америки, актрисы Мэри-Кейт Олсен, и дальний родственник Умы Турман.

Про тот же «Иисус показывает мне удивительные вещи», как и про нынешний «И только замки горят», Сноу говорит, что они сделаны под впечатлением довольно сложного последнего года жизни. Возможно, он намекает на смерть (наркотики) двадцатисемилетнего брата, Дэша летом 2009 го. Эта смерть стала потрясением для арт-коммюнити Нью-Йорка — Дэшу Сноу прочили блестящую карьеру, титуловали одним из «Детей Уорхола», его буквально скупали коллекционеры, включая Саатчи. Вот уж кто шокировал провокационными выходками, перформансами и граффити; эпатировал издевательскими коллажами, которые оценивают как «сделанные в оригинальной манере», и полароидными снимками на грани порнографии.

Повлияла на Макса смерть старшего брата, или нет, но очевидно — «Только крепости горят» сильно отличается от того, что делал Макс Сноу раньше. Тут он абсолютно уходит от реалистического стиля. От документальности не остается следа. Все фотографии — постановочные, и при первом же взгляде не них понимаешь, что связаны одной идеей, одним сюжетом. Обнаженные человеческие тела — мужские и женские, прекрасные, и обезображенные — все они, как будто очищенные от витального, а живое — оборачивается животным и вынесено за рамки человеческого. Эти беззащитные, с виду модели, не требуют защиты — они безжизненны, асексуальны, а потому и неуязвимы. Свидетельство тому — фотография закрывающая экспозицию — портрет мужчины, «расстрелянный из пистолета» — вот только крови нет и не будет. Есть внятный образ, рождающийся на дистанции проекта, есть надежда, что критикам представится возможность и Максвелла Сноу занести в чьи-нибудь дети. Мэпплторпа, например.

Спонсор материала — леска цена


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 6 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов