Наверх
Loading
| Книги

Фотографический альбом — приношение Борису Великовскому

Архитектор и инженер Борис Великовский внес значительный вклад в русскую архитектуру и — особенно — в изменение облика Москвы в 1910-х — 1930-х годах. Основное его достижение было не в том, что, в его мастерской учились и начинали братья Веснины (так уж сложилось исторически), и даже не в том, что первый тур знаменитого конкурса на здание Центросоюза выиграл Великовский, а второй тур — Ле Корбюзье. Великовский создал действительно замечательные памятники, без дискуссии с которыми не появились бы произведения ни Леонидова, ни Мельникова, ни Весниных.

Великовскому, как никому, удалось воплотить пожелания заказчиков, соединить «идеи, носившиеся в воздухе» и не погрешить против высокого стиля. Он был универсален и практичен. Он строил особняки и доходные дома, заводы и даже церковь для староверов. Возможно, его имя было первой маркой, удовлетворявшей и ценителей строительного функционализма и блюстителей изящества ордерной архитектуры. И все-таки имя архитектора Великовского сейчас значит что-то лишь для узкого круга профессионалов. Сегодня это не бренд, подобный конструктивистам или Щусеву; даже архитектору требуется время чтобы вспомнить, как выглядят проекты Великовского: они последуют одному и предшествуют другим — создают «устойчивый фон» для «известных памятников архитектуры». Из наших современников творчеству Великовского, наверное, ближе других застройщик Остоженки А. Скокан. Да и его наблюдатели актуальной архитектуры обвиняют в «неяркости». И все-таки, разве хорошие профессиональные архитекторы, такие как Великовский, не достойны того, чтобы их помнили? Особенно, если они построили такие здания, как «Дом со львами» (Дом Грибова, нынешняя резиденция Посла Бельгии) в Хлебном переулке или Дом Кузнецова на Мясницкой.

Редкое событие произошло в середине 1990-х: внук архитектора без горьких кивков в сторону кого-то, кто должен увековечить память предка, просто начал делать книгу. Об Архитекторе. О деде. Привлекая лучших — фотографа, дизайнера, историков архитектуры — с чувством законной гордости. Идея Дмитрия Великовского была в том, чтобы соединить архивную документальную часть и современное исследование творчества Великовского-деда, помещая его в тот контекст эпохи, каким он сегодня, с высоты семидесяти лет, видится. Эта текстовая часть, сама по себе стилистически неоднородная, приведена к общему знаменателю дизайнером Михаилом Аввакумовым: где-то тактично подчеркнута изменением фактуры бумаги в книги, где-то выделена в подглавки, и, наконец, соединена с изобразительной частью издания, редкостной по чистоте стиля.

>(с) Николай Кулебякин / Nikolay Koulebyakin

Проект книги «Архитектор Борис Великовский» задумывался еще в ту пору, когда старые московские дома не пестрели разнобоем пластиковых стеклопакетов. Это немного облегчило задачу фотографу Николаю Кулебякину и не раздражает нас, сегодняшних зрителей. Остальное — и тончайшие отражения в окнах, и пасмурный свет, заливающий серые фасады и нюансировка композиций, где каждый предмет в сохранившихся интерьерах «дома со львами» светится, как драгоценность, — создано профессионализмом фотографа. Николай Кулебякин, известный европейским знатокам фотографии как современный русский Автор с особенным чувством цвета, не часто публикуется в отечественных изданиях. Он умеет снимать архитектуру, ставить свет, превращая знакомое в драматическую театральную декорацию. Наверное, с тех пор как нет Александра Викторова, задачи такого уровня не были опубликованы в отечественных книгах по архитектуре. Фотографии фасадов у Кулебякина приобретают соответствие эпохе строительства, счастливо избегая стилизаторского сходства со съемкой современников архитектора. Коричневые фасады поздних, 1930-х годов зданий Великовского как будто сошли с плакатов той эпохи; красные всполохи на неоклассицистических фасадах предреволюционной поры; староверческий храм забыт в ярких зарослях васильков и лопуха в подмосковном селе. Уже после этих снимков (а всего в книге более тридцати фотографий) Кулебякина по праву можно назвать соавтором проекта.

Дизайн квадратного фолианта в черном переплете напоминает лучшие конструктивистские образцы, также как и сочетание черного и холодного красного шрифтовых композиций на больших белых плоскостях. Они разработаны Михаилом Аввакумовым, видимо, с большим удовольствием. Для знатока и ценителя русского книжного дизайна начала ХХ века трудно представить более плодотворную тему, где возможно соединить модерн и конструктивизм, нежели творчество архитектора и инженера Бориса Великовского.

Архитектор Борис Великовский. 1878-1937
Текст Ларисы Копыловой и Сергея Мержанова, фотографии Николая Кулебякина, дизайн Михаила Аввакумова. Автор проекта — Дмитрий Великовский. Издательство ARBOR, Москва, 2002. ISBN 5-900048-21-7


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 10 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов