Наверх
Loading
| АртПроцесс

Что нам делать в современном искусстве?

Глюкля и Цапля в перспективе
1 из 4
Горячие клавиши: ← Предыдущее фото → Следующее фото

«Дорогие россияне! Здравствуйте. Нас зовут Глюкля и Цапля» — так начинается обращение Натальи Першиной-Якиманскаой (Глюкли) и Ольги Егоровой (Цапли), предваряющее программу ретроспективы их видео-работ, которая прошла в киноцентре «Родина». За два вечера здесь было показано семь фильмов творческого тандема (в том числе три премьеры), записи их перформансов, а по окончании программы близкие Глюкле и Цапле художники, писатели, философы культурологи выступили с речами, подвергнув творчество художниц аналитике и апологетике.

Обращение ко всем соотечественникам — не ирония, не случайность — ретроспектива носит название «Мы и наши близкие», и внимательный зритель, просмотрев программу, сравнивая прошлое и настоящее группы, заметит, что вектор эволюции этой «динамической пары» движет их творчество от денди-романтизма к искусству гуманистическому, социальному, глубоко идейному.

Стартовав в начале 90-х, застав «безыдейный» (крах идеологии), героический период петербургского искусства, Глюкля и Цапля приняли образы гимназисток, не столько обозначая свой статус юных, «легкого дыхания» девушек, сколько примеряя на себя розовый камуфляж.

Период активной деятельности Фабрики найденных одежд (ФНО) и Магазина путешествующих вещей продолжался довольно долго — настолько, чтобы в роли гимназисток художниц сменило не одно поколение нежных чувствами и возрастом петербурженок — верных поклонниц, учениц и волонтеров. До просвещенческого пафоса и суровой социалки было еще очень далеко — десяток лет. И тогда существенным шаг на пути к ним оказалось появление Белых — любимых персонажей Глюкли и Цапли. Безымянные, бесполые, словно одолжившие материи для своих одежд у фрейдовского «белого экрана» — места для проекции бессознательного. Какой бы перформанс не придумали Белые — зритель переносят на их фигуры все свои сомнения и страхи. Москвичи и Петербуржцы, жители отдаленных городов России и дальнего зарубежья — отцы семейств, нищие, солдаты-срочники, работники бухгалтерий и юные поэтессы — сколько их стали пациентами девушек, одетых в белые немедицинские одежды? Шведские бизнесмены часами лелеяли маленькие платьица, лишь к концу сеанса прозревая и понимая, что обливали слезами собственные детские души.

От индивидуальной и групповой арт-терапии — шаг до социальной. Все чаще художницы обращаются к важнейшему из искусств — видеоарту. В прошлом году видеоинсталляция для двух экранов «Три матери и хор» была удостоена Национальной премии в области современного искусства «Черный квадрат». Опера, в создании которой участвовали профессиональные музыканты, проникнута явным социальным пафосом, а либретто — не плод фантазии, а написана по результатам собственных исследований и фокус-групп. Если в предыдущем фильме «Алые паруса» прежний романтический посыл возможен уже лишь отстраненно, предельно условно, пародийно, то в «Трех матерях», повествующих о разных типах материнства, его нет и следа.

В это время Глюкля и Цаля уже тесно связаны с московско-петербургской группой «Что делать», использующей активизм и искусство в качестве языков политического высказывания. Премьерная работа «Перестройка — зонгшпиль: победа над путчем» — плод совместной работы художниц и «Что делать». Как и «Три матери» — это опера (в обоих случаях композитор — Михаил Крутик), и здесь отказ от эстетизации достигает апогея. Нарочито условные декорации, ходульные персонажи (демократ с бородкой, новый русский в малиновом пиджаке, патриот с портретом Сталина), дидактические тексты. Все эти «нетонкости» соблюдены ради чистоты идеи. Только хор — объемен и некарикатурен. Как в древнегреческой трагедии он остается неподкупно-объективным. Народ не безмолвствует. Его просто не слышат.

Среди премьер — видео «Зоопарк», так же построенное на социологическом исследовании. Записи заседаний женского клуба, участницы которого критиковали мужчин, стали основой своеобразного «каталога претензий». Две героини «Зоопарка» — Замужняя и Незамужняя по очереди и наперебой высказывают этот негатив. В результате происходит разговор, слушателями которого становятся звери. Кому, как не им «выявить основные противоречия, которые существуют между женской органикой и социальными требованиями, препятствуя свободному развитию и расширения сознания».

Знаете ли вы, что такое любить человечество — женщин, мужчин, детей, большинства и меньшинства? Близкими для Глюкли и Цапли отныне становятся все люди. Все, кому они готовы и могут помочь.


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 9 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов