Наверх
Loading
| Процессы

Свежие новости и далекие перспективы

Все как обычно. Уже устали читатели газет (они же — зрители газетных снимков), устало жюри — мировой марафон World Press Photo заканчивается буквально накануне российского конкурса и очень трудно отойти от ярких впечатлений (особенно новостного отдела) мирового состязания. Устали организаторы ИнтерФото: жюрение — последний рывок годового забега конкурса. После этого выдоха-стона открывается второе дыхание. На сцене появляются критики всех мастей, призванные и незваные понять, что же произошло в российской пресс-фотографии в истекшем году.

ПРЕСС ФОТО РОССИИ 2001, Чрезвычайные происшествия, 1-е место: «Взрыв» Константин Завражин

Каковы были новости 2000 года? Взрыв на Пушкинской площади, война в Чечне, гибель «Курска», явления политиков в связи и по поводу. Неизменными остаются культура и повседневная жизнь. Что может быть более вечным, чем вечные ценности? Русский балет, больницы, беспризорники и спорт. Несмотря на неоспоримую специфику российской прессы (например, региональной), загадки русской души и непереводимости условий русской жизни, основные тематические блоки конкурса ИнтерФото калькируют международные номинации: новости, события и люди (т.е. люди в новостях, крупным планом, — а потому, практически на всех снимках, люди знаменитые, безо всяких там неизвестных героев), природа и окружающая среда (помните, как в анекдоте про миллионера: «Я, разве, мало плачу Гринпису, что они вдруг перестали меня критиковать и — таким образом — рекламировать?»), повседневная жизнь, спорт, юмор, искусство и «Красота России». Все номинации перечислены в той же последовательности, как они даны в листовках с условиями конкурса, так что делайте выводы: юмор в нашей стране, даже черный, важнее искусства, и можно сколько угодно рассказывать о воле дизайнера, скомпоновавшего так страницу, да только, поверьте, трудно представить юмор без культуры… В конкурсе ИнтерФото встречаются репортажная и жанровая фотография, как, впрочем, это происходило и происходит на страницах иллюстрированных изданий: здесь и новости, здесь и повседневная жизнь, т. е. фотография документальная, за которую с налету не возьмешься. Поэтому не удивительно, что, как только в жюри этого года попал ведущий русский документалист Щеколдин (а его фотографии, соответственно, выбыли из конкурса), «повседневная жизнь» стала не только сирой и убогой, но еще и унылой и поверхностной.
Зато у конкурса 2000 года появилась новая номинация — в духе времени — «Красота России» (как не вспомнить первые попытки десятилетней давности «обелить очерненный диссидентствующими всех мастей» образ Отечества, и, среди наиболее громких акций того времени, — длинноногие «Красы России» с косами ниже пояса). Что есть новая «Красота»? «Категория подразумевает позитивное отражение жизни страны. Герои нашего времени, события, вызвавшие у автора чувство гордости, архитектура, красоты природы и т.д.» Что из этого «списка бильд-редактора начинающему фотографу» в результате осталось в конкурсном отборе? Репортаж с кастинга модельного агентства Red Stars (привет, Краса России)!
А если попробовать все-таки отрешиться и отречься от неминуемых аналогий и ретроспекций…

ПРЕСС ФОТО РОССИИ 2001, Лучшая фотография года: «Спящие солдаты», Владимир Веленгурин

Номинация «Лучшая фотография года»

Одним из лучших фотографов 2001 года на World Press Photo был признан Владимир Веленгурин. Его фотография стала лучшей и на российском конкурсе. Что в ней? Коричнево-зеленое месиво из живых, которых можно представить землей («Через час она снова жива», — В. Цой), и смертью, тошнотворно коричневой, и горсточкой ужасных эмбрионов. Правда жизни, правда войны, освещенная сверху светом, дающим слабую надежду. Песен на тему «возвращайтесь мальчишки живыми домой» было спето в разных видах искусств множество, и все-таки веленгуринский снимок останавливает. Чем? Его фотографию можно назвать даже не-фотографической: без глубинного пространства, без особенного строения композиции, без «поимки ускользающего мгновения». Но на снимке Веленгурина есть другое: отражение реальности — более страшное и правдивое — чем какое-либо иное отражение — в слове ли, на картине ли. Уже несколько лет назад Веленгурин, работая в «Комсомольской правде», был одним из лучших ее фоторепортеров. Он сотрудничал с западными агентствами как free-lancer, его снимки из Абхазии волновали своей скупой точностью интонации. Его фотографии уже были признаны ИнтерФото, но в этом году пришли и международное признание, и высшая оценка судей российского конкурса.

ПРЕСС ФОТО РОССИИ 2001, Чрезвычайные происшествия, 2-е место: «Вертолет» Константин Завражин

Номинация «Новости»

Завражин, Поляков, Азаров, Степаненко, Раубе — достойный перечень репортерских имен. У каждого из них профессионализм встретился со случайностью «в нужном месте в нужное время». Результаты — разные и достойные. Завражин, особенно в «Вертолете», поражает, как хороший кадр CNN или крутой боевик; реальность перестает быть осязаемой и становится захватывающе фантастической, виртуальной и поэтому — не страшной. Как не страшны, несмотря на зримость ужасных событий, теленовости и газетные описания катастроф. Такая фотография, как толстое надежное стекло иллюминатора, защищает от сопричастности и, будучи «кадром с места события», отдаляет от сопереживания, лечит страхи зрителя.
А вот совершенно иной подход к изображению новостей. В новостях Раубе, как и в его фотопроекте «Мой президент» (номинация «События и люди»), есть драма — выражение лиц людей живописуют событие более, чем панорамная картина происходящего и происшедшего. Когда-то было возможным показывать событие только в отраженном виде, например, отразившимся в лицах людей («Работники цеха № … завода … слушают сообщение о смерти тов. Сталина» — ничего не происходит, но зритель видит, что произошло нечто, страшное и значительное). Потом, на протяжении почти десятилетия, наши фотографы осваивали западный подход к новостям как action. Теперь же каждый выбирает тот подход, который ему ближе.

Номинация «События и люди»

В этой номинации победил президент РФ. 
 В прошлом году Дмитрий Азаров был назван «фотографом года» за снимок с Борисом Березовским, выходящим из машины. Полускрытый в рассеянии отражений и бликов неуловимый герой новостей. В этом году Азаров по-новому отыграл «тему отражений» и создал портрет президента — через стекло автомобиля — на фоне и сквозь пейзаж (деревья, грачи — Русь), таинственно-печальный. Если бы не иностранные члены жюри, для которых ассоциации с русской классической живописью не ведомы (см. «Что такое настоящий репортер» — пособие для фоторепортера, пер. с английского, в одном из номеров журнала «Советское ФОТО» за 1928 г.), то был бы этот снимок Азарова «фотографией года». Но для «истинных» репортеров столько эмоций и воспоминаний в одной современной фотографии не представимы.

Номинация «Повседневная жизнь. Фотопроекты»

«Беспризорники» Сергея Максимишина, одного из самых ярких молодых пресс-фотографов, заняли высшую ступень; вторым был признан «Последний ученик» Ильи Мордвинкина. «Беспризорники» — вариации ситуаций с героями «без лица» — разные мальчишки, разные типажи — и все-таки сами их приключения и злоключения запоминаются более, чем их лица. У Мордвинкина в репортаже — один герой, привлекательный чудаковатостью и искренностью. Мальчик из деревни, пять километров (а может, и больше?) отмахивающий ежедневно в школу, уже не по годам взрослый хозяин, знакомый и с подойником, и с печью. Он вырастет в хитрованного мужичка, героя будущих Шукшиных и Беловых. Если они будут. Ведь сколько говорится вокруг о гибели старой русской деревенской культуры, о потере «деревянной Атлантиды»! Но, глядя на «последнего ученика», на мордвинкинский рассказ о его жизни, не верится, что деревенская культура, своеобычная, как о ней принято говорить, осталась уже в прошлом.

ПРЕСС ФОТО РОССИИ 2001, Культура, Фотопроекты, 1 место: «Балетная школа» Жаклин Миа Фостер

Номинация «Культура»

В культуре, и среди одиночных фотографий, и в номинации фотопроекта царит русский балет.
 В этом году (кажется, впервые?) в номинации «Лучший фотопроект года» был назван проект, поданный по номинации «Культура» — Жаклин Миа Фостер, «Балетная школа». Как говорили в прежние времена, «и чего эти иностранцы снимают задворки наших театров?» Зачем им балерина рядом с тетенькой-уборщицей (Энтони Сво) или балет в рабочий полдень (Анри Картье-Брессон)? За последние годы и российские, и иностранные фотографы (например, Дебора Тубервиль) доказали, что именно замызганные задники и задворки и есть самые живописные и изысканные декорации для увядающего изящества русского балета. И ни что другое так не оттеняет его красоту. Вот в этих традициях «ростков красоты из сора» и сделана серия «Балетная школа» Ж. М. Фостер. Девочки, рыдающие горькими слезами на растяжках хрупких ножек; мальчики, подглядывающие в двери девичьих репетиционных; феерически красивые орнаменты из балетных тапочек и головок (составили бы конкуренцию «Голубым танцовщицам» Дега) и ломаные иероглифы фигурок на фоне желтых, классицистических стен. Что может быть проникновеннее и трогательнее, не только для сентиментального американского читателя «Тайма и Лайфа», но и для истинного бильд-редактора? В этих фотографиях есть и церемонность недосказанности, и экспрессия эмоций, и состязание с самим великим Эдгаром. Наверное, эта серия и есть самое достойное нечто, открытие этого года.

А дальше, к сожалению, только пунктиром…
Брызжущие энергией спортивные снимки Киврина и Голованова, петербуржская школа, представленная Михалевкиным, «Обаяние слепоты» Сергея Коптилкина, проекты «Верблюды» Александра Гронского и «Бои в полный контакт» Евгения Кондакова, серии Юрия Феклистова, Владимира Жирнова — обо всем этом нельзя не упомянуть.

ПРЕСС ФОТО РОССИИ 2001, Природа и окружающая среда, Фотопроекты, 1 место: «Верблюды» Александр Гронский

 В разделе «Мнения членов жюри» на сайте ИнтерФото опубликованы жесткие оценки низкого качества печати и отсутствия профессионализма в подборе материала для конкурса, в составлении портфолио у многих российских авторов. Это естественная проблема роста. Еще несколько лет назад ее не стоило бы и ставить, поскольку мало кто из бывших и потенциальных участников этого конкурса вообще слышал о портфолио и знал его назначение. Новые проблемы — свидетельство роста. Это знак больших перспектив. А сегодня — обращаю Ваше внимание — на конкурсе этого года были Произведения, которых еще Вы не видели.

Кстати…
Если бы у этого конкурса и выставки был каталог — он был бы по-настоящему прекрасен.


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 8 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов