Наверх
Loading
| Вести с полей

Мекка и Вавилон Ф

Обзор фото-событий Москвы первой половины 2000

Москва в феврале-апреле 0 года новой эры выглядит как обычно фантастичной и манящей. Каких только фотографических событий не было за это время! Выставки и перфомансы, публикации новых каталогов и книг, да и просто уличная жизнь, которую - снимай!

Как в конце (или начале) времен все происходит неимоверно быстро: сегодня есть, завтра - уже закрылось. Так большинство выставок этой весны не прожили больше недели. Только такие монстры галерейного бизнеса как Риджина и Айдан (которые, кстати, теперь расположены в одном доме, в одном подъезде - великолепная возможность распознать тонкие дефиниции внутри галерейной истории современного искусства, в том числе фотографии) могут себе позволить экспозиции фотографии (и с включением фотографии) на месяц.

Для любого европейца, привыкшего видеть интересные (независимо от величины бюджета и известности имени авторов) проекты в музеях и выставочных залах в течение месяца (а то и трех), скорость смены выставок в Москве поразительна: как? после стольких затрат и творческих, и финансовых, на создание проекта, показ в течение пяти-шести дней? И как объяснить г-дам иностранцам, что порой все финансовые возможности оказались исчерпаны к моменту начала монтажа экспозиции, а последние деньги ушли на оплату аренды.

Впрочем, постоянная смена событий, пестрота впечатлений еще более усиливают ощущение восточного города, охватывающее посетителя фотографической Московии. Все неустойчиво и противоречиво: сегодня обещают фестиваль, который состоится послезавтра, а на завтра о нем никто не помнит; сегодня галерея продает фотографии, а завтра на ее месте выставочный зал с маслянистой живописью.

Чтобы составить представление о новых институциях, вполне легально вышедших на рынок фотографии, стоило посетить Арт-Салон в Манеже с 14 по 23 апреля: помимо Союза фотохудожников России, печатающего новые тиражи с негативов из собраний наследников знаменитых советских фоторепортеров (этому проекту уже несколько лет, и его репутация стабильна), с фотографией декларативно выступили Галерея "Точка" (детище Сергея Борисова и Ко) и Галерея "День", до того уже показавшая, помимо живописных, фотографические истории.

Галерея "Глаз", громко объявленная в феврале, с тех пор не объявлялась. Экспоненты представили как старую, так и современную фотографию (фотографию et principa, вне жестко выстроенных концептов, как это принято у галеристов современного искусства со стажем), так что новый рынок - в меру рынок свежего искусства, в меру - антикварный развал.

Вероятно, в силу весеннего ощущения роста (цен на фотографию), подорожали вещи в букинистических магазинах и антикварных лавках. Последнее весьма удивляет иностранных гостей, уже привыкших, что в Москве, как на Востоке, можно поторговаться и в конце купить за пятак.

Впрочем, столица и Вавилон русской фотографии, и Мекка, куда стремятся не только провинциалы, но и пресыщенные гости из мировых столиц. Сара Мун, г-жа Франк (прекрасная половина г-на Картье-Брессона) с удовольствием посетили Москву на исходе зимы, и поскольку до начала весеннего Фотобиеннале было много времени, остается только гадать о целях их визитов, все же (наверное) главная цель - фотография.

В течение зимы в Петербурге на Пушкинской, 10, проходили "четверги", когда фотографическая общественность собиралась поговорить и послушать "о фотографии". Выступали и фотографы, и философы, кураторы и зрители. Увы, в Москве традиция говорения о Фотографии остается внутренним уделом фотоклуба "Новатор" и немногих сетевых изданий пространства.ru. Зато в столице вполне выделяются практически не соприкасающиеся меж собой пространства фотографической жизни, где "все и происходит". Среди них репортажная фотография, проявившаяся на выставках Марка Штейнбока (к которому еще в начале 90-х вместе со славой прилипло обвинение "в чернухе") и ироничного и цветного Бориса Кремера. Его выставку в Фотоцентре буквально подгоняла экспозиция рекламного мэтра г-на Архипова, соединившего агрессивный напор цветных календарей "с Кавказского курорта" 70-х с черно-белыми ассоциациями Хельмута Ньютона.

Публика, приходящая на вернисажи этих авторов практически не рискует столкнуться с публикой из XL и Айдан галерей, куда хаживают музейщики и художники, и где фотография Ц одна из технологий концептуального арт-пространства. Между двумя полюсами фотосообщества существует тонкая прослойка ценителей и творцов "чистой фотографии", фотохудожников - наподобие эстета Андрея Безукладникова или фотографа "холодной натуры" Вадима Гущина, - ощущающих неповторимость и единство внутри фотографии как мышления, пространства на стыке культуры и цивилизации. Их встречаешь там, где интересно.

Для неопределенной фотопублики, "западающей" на само объявление "фотография", в марте было и фото-представление (жанр вполне неопределенный) - в галерее РОСИЗО прошел проект Святослава Пономарева, соединивший фотографию, слайд-проекции и звук. Все "три составляющих" современного московского фотографического пространства могут встретиться только в фестивальном угаре, смешивающем и смещающем различия между фотографией разных направлений.

Впрочем, для развития любимого всеми нами дела Ф и традиционные жанры, и технологии и концептуальное мышление одинаково важны.


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 3 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов