Наверх
Loading
30 апреля28 мая 2011 года

Александр Никипорец. Псков. Изменённое состояние

© Александр Никипорец
© Александр Никипорец
Россия, Пушкин
музей «Царскосельская коллекция»,
Адрес: ул. Магазейная, дом 40.

Вернисаж в субботу, 30 апреля в 14.00. 

Александр Никипорец — художник, умеющий в каждом снимаемом им жанре сохранить свое кредо. Он дистанцируется от репортажной или социальной фотографии, которая, по его убеждению лишь «ловит момент», а для художника: «Фотография — документ лишь в последнюю очередь, но, прежде всего, — инструмент». Работы представленной здесь серии сняты в привычной для автора манере — в ситуации неявности своего присутствия, из точки внеличного контакта, словно бы из будущего времени. Поэтому они не редуцируются к контексту, который играет у него не служебную функцию привязки к месту и времени, а скорее сохраняют ту меру конкретности, которая дает и рефлексивную дистанцию, и простор воображению.

Я назвал бы заявленный здесь стиль сновидческим реализмом; на него работают и лакуны, и утрата части изображения, и эстетика фрагментарности. При этом прием обобщения и сведения в одну тональность вводится не от желания нивелировать разнофактурность и снять различие состояний отдельных фотографий. Фирменный знак автора — «дистанцирование» и «обработка», — здесь не замещают качество, но концептуально производят его. Дело в том, что когда это надо, художник уверенно работает в идеологии «прямого высказывания», не вторгаясь в фотографию и не «доводя» ее до завершенности обработкой образа. Вспомню по случаю работы Никипорца, сделанные в рамках проекта «Килькарт» (2002 г.): разделочная доска, хлеб, килька. Аскетичные натюрморты покоряют фотогурманов своим редким «все сошлось» и по силе, и по глубине высказывания, и по ветхозаветной простоте и эмоциональной наполненности, резонирующей в нашей исторической памяти.

Представленная здесь серия с удачным названием «Изменённое состояние» создана в 2005 году. Она отлежалась, выкристаллизовав то, что сегодня все явственней предстает как уже-оформившееся и претворившееся вочевидность нашего восприятия и отчетливость артикуляции. То, что увидено художником тогда, мы начинаем видеть сейчас, что, впрочем, лишний раз подтверждает способность искусства влиять на нашу способность видеть, воспринимать, оценивать, понимать.

Если в портрете он борется с репортажем, то здесь — с неизбежным «восторгом и умилением» туриста, взгляд которого поставлен рекламно-открыточной продукцией. В современный набор услуг экскурсовода входят советы с какой точки получаются самые «красивые» фотографии церквей, виды памятников, пейзажи, которые затем уходят в гигабайты домашних фотоархивов. В ситуации, когда объект настолько настойчиво «желает быть снятым», что редкий турист и фотограф-любитель не поддастся магии сиюминутного удивления, восторга, радости отклика. В этой ситуации крайне трудно обрести свой взгляд, отмести принудительность восприятия того, что само по себе шедевр, отстроить временную и художественную дистанцию к истории его репрезентации, предложить серию, схваченную с точки зрения настоящего времени.

Александр Никипорец, выдержав время для предъявления публике своих работ, своего особого восприятия, своего проекта, решился на первую выставку, отобрав 15 работ. Вместе они создают «странный сновидческий мир» серии: образы церквей, палат, зданий в пейзаже становятся ирреальными. Люди произвольно всплывают в кадре как во сне и в нем же растворяются. Он снимает то, что обычно остается в памяти, когда покидаешь малую Родину, полюбившиеся места, состояния радостного приобщения к общей истории страны — того, что, по правде сказать, крайне мало осталось у нас. Впечатление таково, что в 2005 году он снял не реальные церкви и здания, а отсканировал сны аргентинского старовера, живущего там уже лет пятьдесят, но по-прежнему видящего в своих снах страну детства.

В завершении не лишне будет сказать, что исполнены они в технике ручной серебряной печати с наложенной при печати фактурой. Из-за этой фактуры все работы (за исключением одной) существуют в одном единственном экземпляре. В результате каждая работа сближается с уникальным графическим листом, выражающим измененное состояние памяти, веры, церквей и людей.

Убежден, эта серия — несомненная удача повсеместно «скрывающегося» фотографа.

Валерий Савчук. 29.04.11 


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 4 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов