Гаитянские воришки, обедающие гусары и прогулка по Аллее Снайперов… Два влиятельных коллекционера фотографии разрешили заглянуть в свой архив.

Майкл Дж. Уилсон (Michael G Wilson) стоит за каждым фильмом о Джеймсе Бонде, начиная с «Лунного гонщика» (Moonraker) в 1979 году. Но в свои 74 года он не ограничивает себя ролью продюсера или исполнительного продюсера. Уилсон был также замечен в 18 эпизодических ролях в разных фильмах об агенте 007, таких как человек, несущий гроб, доктор, коридорный, начальник полиции, генерал, игрок в казино, техник NASA, греческий священник и член Совета безопасности СССР.

Уилсон занимает похожее положение и в мире фотографии: очень влиятелен, но предпочитает оставаться «за сценой». С 80-х годов, его интерес к коллекционированию фотографий очень вырос, вместе с ценой многих из этих работ на аукционах. Этот когда-то недооценённый товар ныне породил легион спекулянтов, дилеров и коллекционеров. Сейчас никого не удивляет, если фотоотпечаток уходит «с молотка» за цену выше, чем у акварели Тёрнера.

Некоторые коллекционеры концентрируются на какой-то одной теме, собирая, например, фотографии рук, каруселей, людей с закрытыми глазами, птиц, их яиц или того и другого. Среди богатого «рейтинга» коллекционеров попадаются единицы, которые сами по себе приобретают влияние, достаточное, чтобы принять участие в создании истории фотографии и влиять на место фотографий в этой истории. Саймон Байкер (Simon Baker), с 2009 года являющийся первым куратором фотографии в галерее Тейт, наверняка поместит Уилсона именно в эту категорию, говоря о том, что «он изменил отношение к фотографии в Тейт». Сейчас коллекция Уилсона насчитывает около 11 000 фотоотпечатков, то есть в три раза больше, чем собрание галереи Тейт. И эти фотографии не лежат на месте, они постоянно экспонируются как в Британии, так и за её пределами. Так, например, нашумевшая экспозиция «Портреты Уильяма Эгглстона в Национальной Портретной Галерее» в значительной степени базировалась на работах из этой коллекции.

Чино Оцука, 1982 и 2006

В последнее время, Уилсон проявлял своё влияние, помогая продвигать малоизвестных фотографов, в частности, финансируя различные призы. Одна из его протеже – Чино Оцука (Chino Otsuka), появившаяся на виду в 2008 году после награждения премией  National Media Museum bursary, которую спонсировал Уилсон. Оцука, фотограф, родившаяся в Токио и живущая в Лондоне, привнесла новое измерение в рассказывание визуальных историй, каждая из которых очаровывает Уилсона. «Если вы смотрите на традиционное искусство, – говорит он, – проблема в том, как рассказать всю историю в одном изображении – всю и сразу». Он противопоставляет этот подход фильмам из «бондовской» серии: «Мы рассказываем всю историю сжато, за определённое недолгое время. Без всяких уклонений, просто сюжет от начала до конца – раз, и всё».

Оцука ухватила взгляд Уилсона тем, что включила фотографии себя сегодняшней в её детские фотографии, создав увлекательную серию двойных автопортретов: взрослая женщина и девочка бок о бок на пляже, проходят мимо друг дружки на улице, закусывают, прислонившись к витрине. Коллекционер помог 44-летнему фотографу превратить эту серию (Imagine Finding Me) в книгу, которая была издана в 2012. Её сотрудничество с этим легендарным коллекционером привлекло внимание других, особенно в Лос-Анджелесе.

Идея коллекционирования появилась у Уилсона в 70-х. Его однокашник по колледжу, Уэстон Нэф (Weston Naef), работал куратором, и однажды, будучи у него в гостях в Нью-Йорке, Уилсон купил пять отпечатков, – фото американских кинотеатров, – у никому толком тогда не известного японского фотографа по имени Хироши Сугимото (Hiroshi Sugimoto). С тех пор этот автор выставился уже вообще везде, от Лондона до Техаса. Когда в 1984 году Нэф был приглашен музеем Гетти для создания коллекции фотографии, Уилсон последовал за ним на запад в Лос-Анджелес, где сейчас и находятся его отпечатки авторства Сугимото.

Рыбачки из Ньюхейвена, Хилл и Адамсон, середина 19 века

К этому времени, Уилсон был увлечён фотографиями 19 века. Позже, в 90-х, его внимание переключилось на 20-й век. После посещения экспозиции «Коллекция Элтона Джона в галерее Тейт Модерн» (the Elton John collection currently at Tate Modern), его основной мыслью было «я опоздал на корабль – это был модернизм. Я мог получить гораздо больше работ Андре Кертеша (André Kertész). Однако, есть ещё масса хорошего, что можно сделать, и деньги – недостаточный для этого ресурс».

Но каждый коллекционер жаждет того, чего у него нет. Ньюэлл Харбин (Newell Harbin), собиравшая фотографии для Элтона Джона, мечтает добыть отпечаток знаменитого кадра Ман Рэя, изображающего спину женщины с рисунком F-образных прорезей скрипичной деки. «К сожалению, – говорит она, – у нас нет Violon d’Ingres. Самый впечатляющий отпечаток этой работы находится в центре Помпиду».

Я присоединился к Полли Флери (Polly Fleury), одному из четырёх кураторов Уилсона, чтобы найти некоторые отпечатки в одном из его архивов в Лондоне, расположенном рядом с его домом в Хэмпстеде. Это фотография неизвестных рыбачек из Ньюхейвена Хилла и Адамсона (Hill & Adamson), относящаяся к середине 1800-х: многослойные накидки, фламандские капоры, плетёные корзины за спиной. Там работа Роджера Фентона (Roger Fenton), примерно того же времени («вероятно, шедевр»). Она называется «Обед для восьми гусар», и в левой части фотографии мы видим походную лабораторию Фентона – переделанную тележку виноторговца.

«Об этих работах надо заботиться», – говорит Флери, рассказывая о том, что фотографии содержатся вдали от сильного дневного света, при температуре 17˚С и 50% относительной влажности. Но даже самая тщательная забота не может спасти некоторые цветные отпечатки от выцветания, или от ветшания, истирания и другого износа. Маленькие отпечатки и дагерротипы Уилсон хранит дома. За ореховым обеденным столом 12 века, мы обсуждаем его коллекционерские привычки; ландшафт Камила Коро с изгибистыми деревьями висит на ближайшей стене,  наследство матери Уилсона Даны.

Обед для восьми гусаров, 1855, Роджер Фентон

Он говорит, что хранит большие отпечатки, которые трудно складировать, в другой своей расположенной рядом собственности, белом кубе с климат-контролем, вместе с различными безделушками со съёмок Джеймса Бонда (мне представились зубы Джо или, может быть, космический костюм из «Лунного гонщика»). В числе этих отпечатков «Грабители» Люка Делаэ (Luc Delahaye), снятые на Гаити во время выборов 2010 года. «Наверное, это самый невероятный

Уилсон помог Тарин Саймон (Taryn Simon), 42-летней фотографу из Нью-Йорка, сделать проект полностью, от начального исследования до завершения. Названный «Живой Человек, Признанный Мёртвым, и Другие Персонажи главы I – XVIII» (A Living Man Declared Dead and Other Chapters I–XVIII), он был завершен за четыре года и преподнесён в подарок галерее Тейт, где был показан в 2011 году. Среди прочих объектов, Саймон фотографировала подопытных кроликов, зараженных смертельной болезнью в Австралии и первую женщину, захватившую самолёт.

Как Саймон, так и Делаэ стали друзьями Уилсона и были приглашены на съёмки «Скайфолл» (Skyfall). Далеко не все фотографы, конечно, становятся близкими людьми для собирателя. Некоторые ключевые для европейской фотографии фигуры, такие как Анри Картье-Брессон (Henri Cartier-Bresson) и Дон МакКалин (Donald McCullin), например – не представлены в его коллекции вообще. Так что для их работ надо искать более гостеприимное место.

Где-то южнее Стипл Бампстеда, в диких дебрях Эссекса, наше такси преодолевает электрические ворота и подъездную дорогу длиной в полмили. Проехав мимо благоустроенных лугов, украшенных искусственными прудами, мы толкаем дверь просторного загородного особняка и входим в холл, полный грязных ботинок для верховой езды и детской обуви. Харриет Логан (Harriet Logan), 49 лет, встречает меня ирландским кофе (виски с кофе и сливками – АК). Она выезжала верхом на Тигре, своей чистокровной бывшей скаковой лошади.

Воры с Гаити, Люк Делаэ, 2010

Энди Симпкин (Andy Simpkin), председатель группы по приобретению фотографий Музея Виктории и Альберта (Victoria and Albert Museum), назвал то, что скопила Логан «коллекцией фотожурналистики мирового класса», превознося главный ингредиент всех лучших коллекций – «личную страсть». И это несмотря на то, что Логан и её куратор Тристан Лунд (Tristan Lund) собирают коллекцию только с 2012 года, когда они оплатили счёт за первый отпечаток,  авторства легендарного фотографа «Лайф» Альфреда Эйзенштедта (Alfred Eisenstaedt).

Medivac («Медицинская эвакуация»), фотография солдат в Афганистане, прикрывающих раненого товарища при посадке вертолёта, сделанная Дэймоном Уинтером (Damon Winter) в 2010 году, занимает центральное место в гостиной. В холле по соседству – «Женщина из Сараево», гигантская фотография Тома Стоддарта (Tom Stoddart) 1993 года, изображающая женщину, идущую по улице Сараево мимо защитных мешков с песком и вооруженного солдата. «Это что-то вроде гуманизации конфликта, – говорит Логан. – Она накрасилась, надела туфли с высоким каблуком и идёт по Аллее Снайперов».

Но почему вы живёте в окружении военного репортажа? «Я уверена, что эти фотографии не должны жить и умирать в журналах. История так легко забывается, но фотография метит её, делает реальной, ставит с нами лицом к лицу». Лунд добавляет: «Вы немного как бы принижаете зрителя, давая ему взгляд «снизу вверх». Помещая фотографии под стекло и освобождая от сопровождающего текста, вы делаете их чем-то большим, чем иллюстрация, повышаете их статус».

Выше по лестнице – фотография «Падающий» (The Falling Man) Ричарда Дрю (Richard Drew), снятая во время теракта 11 сентября, показывающая человека, выбросившегося из башни ВТЦ. «Можете себе это представить? Не иметь выбора. Я умру – либо я сгорю, либо прыгну», – Логан вздрагивает, вспоминая статью об этих людях, которая называлась «Последний способ топнуть по земле» (the way they could hear them hitting the ground).

Прогулка по Аллее Снайперов, Том Стоддарт, Сараево, 1993

Дальше в холле – одна из лучших военных фотографий Дона МакКалина. Висящие поверх обоев в виде живописных работ на ботаническую тему, отпечатки сделаны с качеством, которого я не видел раньше. «Я так люблю этого человека, – говорит Логан. – Он один из величайших художников, когда-либо родившихся в этой стране».

Не вся коллекция Логан состоит из жесткой фотожурналистики. Она также собирает Сола Лейтера (Saul Leiter) и Картье-Брессона (Henri Cartier-Bresson), вместе с пейзажами Брадфорда Уошберна (Bradford Washburn) и Эда Буртински (Ed Burtynsky). Она говорит, что если дом загорится, она будет спасать одну фотографию – работу Йозефа Куделки (Josef Koudelka) из серии «Цыгане» 1967 года, изображающую человека с конём.

Логан, считающая, что «трудно жить с пассивными картинками цветов», – импульсивный покупатель. Один большой отпечаток Брюса Дэвидсона (Bruce Davidson) с белой лошадью, лежащей на грязном откосе в Уэльсе, я запомнил с тех пор, как видел его в прихожей апартаментов автора в Нью-Йорке. Логан тоже увидела его там, и немедленно заказала отпечаток. Лунд более расчётлив и старается разнообразить коллекцию включением концептуальных работ Тревора Пэглена  (Trevor Paglen) и Ричарда Мосса (Richard Mosse).

Харриет Логан к фотографии Medivac Дэймона Уинтера. Фото Стюарта Фрэнклина

Я прохожу мимо фотографии женщины в чадре, сделанной самой Логан в Афганистане. «Это был один из тех случаев, когда я на самом деле почувствовала, как это – быть женщиной-фотографом, – говорит она по дороге, – потому, что мужчина не мог бы войти даже в комнату к этим женщинам». Логан обнаружила, что под чадрами женщины пользуются косметикой, причём очень интенсивно, что при Талибане было под запретом.

В 1992, в возрасте 24 лет, Логан выиграла награду Яна Перри (Ian Parry) по фотожурналистике. «Это изменило мою жизнь», – говорит она. Через двадцать лет, она начала свою собственную кампанию в поддержку находящегося не в лучшем состоянии мира фотожурналистики. Её собственная коллекция в этом месяце впервые покинет её дом для экспозиции «История Через Объектив» в Галерее Виктория Арт (Victoria Art Gallery) в Бате.

Вместе со своим мужем Марком, Логан спонсирует сейчас награду, которую когда-то выиграла сама, вместе с грантом W Eugene Smith по гуманитарной фотографии. За последние два года она поддержала проект «Антропоцен» (Anthropocene) Эда Буртински, исследующий разрушение человечеством окружающей среды; проект «Дискордия» (Discordia) Мозеса Самана (Moises Saman), посвящённый арабской весне; и «Географию Бедности» Мэтта Блэка (Matt Black), посвящённую сообществам в США, в которых 20% живут ниже уровня бедности.

«Коллекционеры вроде меня, – говорит она, – могут влиять на путь, который выбирает наша история».

фото Дон МакКалин, Богсайд, Дерри, Ольстер 1971

Перевод с английского Александра Курловича

__________________________________________

Партнерская ссылка: Интернет-магазин Amystore