Раду Штерн
Раду Штерн

Высшее образование в области фотографии в нашей стране — предмет особенный. С одной стороны, в российском классификаторе специальностей высшего профессионального образования вообще нет никаких «фотографов» — ни «художников», ни каких-либо других. С другой стороны, в фотографическом сообществе регулярно возникают дискуссии — насколько вообще фотографу нужно именно высшее образование, почему нельзя обойтись фотошколами и курсами дополнительного образования, коих сейчас множество. Какие знания обеспечивают реализацию и успешность в профессии?

В поиске ответов на эти вопросы мы обратились к опыту западных коллег. Раду Штерн / Radu Stern несколько лет возглавлял Школу прикладных искусств города Вевей (Швейцария) http://www. cepv. ch/ — в состав этого вуза входит один из сильнейших в Европе факультет фотографии. Господин Штерн — ныне заведующий отделом образования в Музее фотографии Musee de l’ Elysee (Лозанна, Швейцария) — поделился своим видением современной ситуации в области профессионального обучения для фотографов.

Вопросы задает заведующий кафедрой кино- и фотоискусства Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусства(ГУКИ) Владимир Семёнович Чутко.

В. С. Чутко: Насколько профессия фотографа нынче востребована в мире? На Ваш взгляд, не губят ли профессиональную фотографию изменения инфраструктуры массмедиа — отказ от штатных фотографов и опора на фотобанки, стоковые агентства?

Р. Штерн: На мой взгляд, в профессии фотографа произошёл «взрыв». Сейчас спрос на профессиональных специалистов по «созданию картинок» — огромен. Создавать технически безупречные изображения становится все проще. Однако все сложнее становится создавать фотографии, качественные с точки зрения формы и содержания. Каждое новое изображение вынуждено вступать в соревнование с миллионами уже существующих картинок. И, чтобы его увидели, оно должно быть отличным от предыдущих. В такой ситуации выход для учебных заведений — перенести акцент в обучении с технологии создания изображения на развитие творческой оригинальности. Что касается пресс-фотографии, там действительно сложилась специфическая ситуация, когда конкурентом профессионального фоторепортера становится не только стоковое агентство, но и человек из толпы. Любой, у кого в кармане есть мобильный телефон, в наше время потенциально становится автором картинки.

Часто ли выпускники вузов, где обучают «визуальным искусствам», работают по специальности — фотографами, художниками? И, если они находят такую работу, насколько она их обеспечивает? Или для большинства занятия фотографией превращается в хобби, несмотря на диплом в кармане?

На Западе у наиболее успешных фотографов / «специалистов по созданию изображений» нет постоянной работы, все больше распространяется вариант «фрилансовой» занятости. Исключением, пожалуй, является преподавательская работа в колледжах, художественных вузах, фотошколах. Успешный фотограф, чье имя на слуху, будет обеспечен заказами от музеев, выставочных залов, культурных, муниципальных учреждений, частных компаний. Такие фотографы выставляются, публикуют книги и продают свои работы. Менее известные фотографы, конечно, вынуждены искать постоянную работу, далеко не всегда по специальности.

Имеют ли вузы некие связи с будущими местами работы фотографов — с новостными изданиями, фотоагентствами, галереями?

Учебным заведениям необходимо налаживать связи с «миром изображений». Они должны развивать отношения с самыми разными «пользователями» — не только с периодической печатью и информационными агентствами, но со всеми без исключения видами организаций, которым могут быть нужны услуги фотографов. Многие из этих институций заинтересованы в специалистах, в работах которых просматривается свежий взгляд. Студентам, в свою очередь, гораздо интересней работать над реальными проектами, чем над абстрактными учебными заданиями.

Что написано в дипломе выпускника высшей школы фотографии — «магистр фотографии», «магистр художественной фотографии», «магистр визуальных искусств»?

По-разному. Как правило, художественный вуз дает диплом MA (Master of Arts, «магистр искусств») или MFA (Master of Fine Arts, «магистр изящных искусств»). В некоторых школах это Master of Visual Arts (магистр визуальных искусств). Чтобы получить степень MFA, необходимо защититься по программе «магистр искусств» и подготовить собственную выставку. Некоторые школы, например, Университет искусств в Хельсинки, выдают диплом MA in Photography (магистр искусств в области фотографии) и даже имеют аспирантуру по направлению «фотография».

Бывшие технические школы, такие как Brooks в Сан-Франциско, снижают количество часов, отведенных на преподавание технологии, уделяя всё большее внимание собственно «картинке». Некоторые учебные заведения — например, Технологический институт в Рочестере, — наоборот, все глубже уходят в специализацию на технической стороне явления. Их выпускники — эксперты в первую очередь по технологии создания изображений.

На что, в таком случае, нацелены высшие школы фотографии — на воспитание художников или специалистов в области прикладной фотографии?

Как я уже сказал, задача учить фотографии как ремеслу всё больше устаревает. Мне кажется, такой подход можно назвать скорее тренировкой навыка, чем собственно образованием. Углубленное изучение ремесла, возможно, помогает преподавателям фототехнологии чувствовать себя спокойнее, но не способствует самостоятельному поиску собственного визуального языка у студентов. С практической точки зрения, все существующие технологии фотографии — от пресс-фотографии или рекламной до подводной или астрономической — изучить невозможно. Я считаю, что знакомство с технологией, несомненно, необходимо — но только с той технологией, которая будет применяться! То есть, студенту, который собирается стать военным фотографом, совершенно необязательно изучать особенности съемки камерой «Синар».

В идеале, преподавание технических дисциплин в вузе должно быть заменено наличием высококлассных технических консультантов, к которым студенты имеют возможность обратиться при необходимости. Кроме того, учебное заведение должно обеспечивать необходимые технические ресурсы и поощрять студентов к их использованию.

Каковы стандарты, программы, применяемые в обучении? Что должен знать студент к тому моменту, когда покидают стены учебного заведения? В какой мере он должен быть знаком с технологией, теорией, чем-то еще?

Определить конкретный набор знаний, необходимых каждому в данной области — задача сложная и, если честно, устаревшая. Это занятие, несомненно, придаёт уверенности тем, кто отвечает за организацию учебного процесса, но, по сути, не соответствует реальному положению дел в мире, где существуют изображения. Какой-то конкретный набор знаний, необходимый абсолютно каждому фотографу / «создателю изображений», определить, оказывается, невозможно. Во многих учебных заведениях, где есть отделения фотожурналистики, больше не преподается технология ручной обработки и печати изображений. Вместо попыток решить утопическую задачу преподать каждому студенту некий общий объем знаний, учебные заведения должны стремиться создавать благоприятную среду для развития сильных личностей, давать возможность студентам искать и выбирать область работы себе по душе. И, разумеется, школа должна задавать стандарт качества для самых разнообразных индивидуальных проектов.

Какие западные вузы считаются передовыми в области обучения фотографии / визуальному искусству?

Репутация учебного заведения меняется достаточно быстро. Сменились один-два основных преподавателя — и соответственно изменилось и качество самой школы. На сегодняшний день среди сильнейших в этой области я бы назвал магистерские программы Йельского университета и Школы визуального искусства в Нью-Йорке.

Записала и перевела Мария Гурьева