Наверх
Loading
| Свежая кровь

Книжное дело

Успешные молодые фотографы Ирина Попова, Юлия Бориссова и Игорь Самолет рассказывают о том, как сделать собственную фотокнигу

Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
Ирина Попова. Книга «Другая семья»
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
© Ирина Попова
1 из 18

В последнее время фотокнига превратилась в один из самых популярных и желанных в среде молодых фотографов вариантов презентации собственных работ. Во всем мире этот бум увлечения фотокнигами уже, кажется, немного идет на спад, в то время как молодое поколение российских авторов страстно увлечено созданием и распространением собственных фотокниг. 

Что нужно знать молодому (а, может быть, и не очень молодому!) автору, еще не имеющему опыта создания собственных фотокниг? С чего начать? Как придумать дизайн и сделать макет? Стоит ли пытаться искать издателя? На эти вопросы Photographer. ru ответили молодые, но уже признанные российские фотографы Ирина Попова (Тверь-Амстердам), Игорь Самолет (Москва) и Юлия Бориссова (Санкт-Петербург).

Расскажи о своем проекте! Какой проект лег в основу фотокниги, как долго ты над ним работал/а.

Ирина Попова. В основе книги лежит история «Другая семья». Саму историю про семью панков и маленькую девочку я начала снимать летом 2008 года. Это был короткий, но интенсивный период — я жила с ними и снимала почти все время. Потом очень долго восстанавливалась. Но книга содержит несколько уровней, как матрешка. Сама фотоистория — это только первый из них. Потом была реакция общества, непомерно жесткая и жестокая, с желанием отнять ребенка у семьи и заявлением в полицию. Потом — реакция профессионального сообщества на эту реакцию общества. Ну и наконец, мое осмысление истории и последнее обновление с визитом в эту семью.

В общей сложности это было 5 лет работы. Я не говорю, что все пять лет я была занята только этим проектом, нет. Но эта история всегда была для меня главной — как для фотографа и как для человека. Она не выходила у меня из головы. Поэтому издать эту книгу — почти кармическая задача завершить этот круг, сформировать этот опыт в целостное высказывание и выпустить его в мир.

Юлия Бориссова. В основу книги лег проект, который я назвала «Дальний берег». В 1930-х годах во время строительства Угличского и Рыбинского гидроузлов под воду ушла огромная территория. Было затоплено 800 сел и деревень, 3 города, 5 монастырей, сотни старых церквей и кладбищ, 3645 квадратных километров лесов. Пришлось переселить на новые места 130 000 человек. Когда я узнала об этом, меня потрясли масштабы случившегося. Работая над проектом, я остро осознавала быстротечность времени, меня волновал вопрос исчезновения. Впервые побывав там несколько лет назад, я поехала туда снова. Меня заворожили эти места и я чувствовала необходимость туда вернуться. Даже сейчас понимаю, что эта история до сих пор меня не отпускает. Снимая в городах, которые были частично затоплены, я не искала там специально приметы произошедшего или знаки времени, — они сами проявились на пленке. Как будто эти места заговорили со мной. 

Игорь Самолет. В основе книги «Be happy!» пять серий, которые сняты в разных городах в течении трех лет. В центре внимания находится компания молодых ребят, которые экспериментируют с сексом и алкоголем, где чувства становятся главным источником переживаний и действий. Это о драйве, о том периоде жизни, когда весело и пьяно. Для работы репортажных фотографов характерна фраза «герои впустили в свою жизнь», а у меня происходит наоборот — «я впускаю героев в свою». Я не провоцировал, не пытался ускорить процессы, не отделял себя от них. Мы стали приятелями, друзьями. Это отношение я и хотел отразить в книге, моя авторская позиция видна уже в названии «Будь счастлив!», важен и последний кадр, где я лежу в луже, это точка и неотделимость меня от этой истории. 

В этой серии я нарушил правило репортажной фотографии — дистанция. И поэтому мне удалось выстроить повествование внутри книги не как социальную драму, о конкретной группе подростков, а «снять» небольшой фильм о поколении нулевых. Где я прибегаю к обобщениям, символам и метафорам в монтаже и режиссировании этой истории.

Как тебе пришла в голову идея сделать фотокнигу? Когда ты начинал/а работать над проектом уже было представление о том, что финальным результатом должна стать книга?

Ирина Попова. Когда я снимала это, я не только не думала, что когда-нибудь из этого получится книга, а вообще что из этого когда-нибудь что-нибудь получится. Этот проект — наивный и искренний от начала до конца, и каждый раз я была поглощена новым его этапом, не представляя о том, что будет следующим.

Эта история не кончалась, и не похоже было, чтобы она закончилась. Когда люди видели фотографии (на лекциях и в публикациях), им этого было недостаточно. Им хотелось больше, гораздо больше информации. Каждый раз во время лекции дискуссия затягивалась примерно на час. Вопросы были примерно одинаковыми. Как я их встретила? Почему стала их снимать? Что там реально происходило? Почему был скандал? Что стало в итоге с семьей и с девочкой?

Я и сама для себя имела много вопросов. Про ответственность фотографа за своих героев, про правило невмешательства. Профессиональная этика и юрисдикция были мне совсем непонятны. Для меня этот проект был по-прежнему полем внутренних боев и переживаний.

Чтобы расставить все по полочкам, для себя и для других, я решила собрать материалы вокруг этой истории. Это были мои личные дневники, письма, комментарии из интернета. Высказывания самих героев о себе. Это стало больше, чем фотоисторией. Это превратилось в «дело», огромную папку, коллекцию, исследование. Причем уже не столько самой истории, сколько реакции общества на нее — и в конечном итоге, исследование этого общества.

Я не могла не сделать из этого книгу. Потому что все эти материалы — это не выставка и не мультимедиа. Они ложились только в книгу, как изначальную, родную для этого проекта форму. Это было сложный и многоэтапный процесс усваивания этого материала и раскладывания его по полочкам. И это могло бы длиться еще десять лет, если бы не решение сделать эту книгу дипломным проектом для школы Родченко. И это пожалуй, самая странная книга, которую мне доводилось держать в руках. Это была книга-выставка, большая, толстая и тяжелая, с деревянной обложкой. Некоторые страницы разворачивались гармошкой на несколько метров. Потому что я решила придать им вид оригинальных вэб-страниц. Чем больше в блоге было комментариев, тем дальше тянулась страница. Этой книгой я решила вернуть электронному общению бумажную форму, а заодно все текучее и мимолетное увековечить в Историю.

Я много ночей подряд резала бумагу, печатала, клеила страницы и конверты (каждое письмо было в отдельном конверте). Я теперь понимаю, что это усилие было сделано не для художественного мира, а для самой себя. Только через такие трудные этапы растешь. На дипломной выставке эта работа была принята спорно, и Ольга Свиблова говорила о ней почти сорок минут без перерыва.

Потом эту книгу увидел издатель Леонид Гусев. И посчитал, что эта история достаточно важная, чтобы быть изданной в виде настоящей тиражной книги.

Игорь Самолет. Изначально меня увлек процесс, он меня полностью поглотил. Мне хотелось снимать, изначально было только это желание. Я тогда не думал в какой форме это подавать, я тогда вообще ни о чем не думал. После трех лет съемки я «обнаружил» огромный архив отснятого материала. Серию это явно переросло. Было два пути: оформлять это как выставку или делать какое то издание. Я попытался куда-то пристроить серию, но ее нигде не брали. Говорили: «слишком». Стало понятно, что полной автономности и свободы я могу достичь в книге, здесь не нужно быть знакомым с правильными людьми, здесь не нужно учитывать мнение куратора и цензурной политики пространства, где ты выставляешься. Для меня формат книги — это пространство свободы. Где нет посредников и правил, которые будут отщипывать от твоей идеи по кусочку. А так как я работаю «с крайностями», для меня это был выход.

Что для тебя означает фотокнига? Просто форма презентации и распространения твоих фотографий или что-то другое?

Ирина Попова. Есть такой миф, что каждый фотограф мечтает издать свою книгу. Он отчасти правдив. Для меня книга — это законченная форма произведения, это история, с обложкой вначале и обложкой в конце. Из книги не выкинешь слова, но и не добавишь. Для фотографии книга — это особенное явление. По сути, фотоальбом — это тоже книга, даже если он семейный, домашний, сделанный вручную.

Конечно, фотографию хорошо смотреть и на выставке. Ты приходишь на открытие, главным образом потолкаться, увидеть людей. И еще, в выставке главное — пространство. Ты приходишь, чтобы почувствовать эти работы в пространстве. Но, выйдя, ты так и оставишь их там. Книга — это другой способ общения с проектом. Это близость, это практически вседозволенность. И это — обладание. Перелистывая страницы, ты знаешь, что можешь вернуться к ним в любой момент. Ты сам можешь настроиться на волну этого проекта. И он всегда на твоей полке.

Фотокнига — вещь еще более особая и тонкая. Если текст может быть некой условностью, то фотография — это всегда объект. Объект созерцания, исследования. Тут важна печать, цвет, форма, все до мелочей. Книга делается очень долго. Она как ребенок, которого надо выносить, и тут важна каждая мелочь. Но когда она созреет — уже ничем невозможно ее удержать. Она должна выйти в свет. Книга претендует на полноту. Она берет тему, историю, идею, и старается рассказать ее до конца — настолько полно, насколько это возможно. Книга забирает тебя полностью, создает для тебя маленькую уютную вселенную, полную красивых условностей, иногда — сюрпризов. Еще до изобретения печати человек всегда мечтал о книгах, и ценил их превыше всего. Правда, они были доступны только избранным. По сути, это книга наравне с плугом сделала из обезьяны человека.

Игорь Самолет. Для меня фотокнига — это возможность рассказать историю, большую историю, которую сложно рассказать в выставочном пространстве, сохранив замысел. Обычно я работаю линейно, выбираю героев и проживаю с ними отрезок своей жизни. Сама структура книги близка к этому формату съемок. Есть введение, завязка, развитие, кульминация, послесловие. Книга по своей структуре изначально линейна, мы листаем от начала и до конца, вперед и назад. Сам формат книги — на материальном уровне, как предмет, мне кажется более долговечным, нежели, например, презентация в интернете. Сам акт продажи/покупки для меня также важен, потому что анонимный зритель в интернете развращен бесконечной возможностью постоянно смотреть, а все что достается даром, не вызывает уважения в капиталистическом мире, даром — значит некачественно. Но приобретая книгу физически, я могу надеяться, что ее купит человек, которому она нужна и интересна. Для меня это крайне важно. Значит меня как автора — увидели.

Юлия Бориссова «Дальний берег»
Юлия Бориссова «Дальний берег»
Юлия Бориссова «Дальний берег»
Юлия Бориссова «Дальний берег»
Юлия Бориссова «Дальний берег»
Юлия Бориссова «Дальний берег»
Юлия Борисова «Дальний берег»
Юлия Борисова «Дальний берег»
Юлия Бориссова «Дальний берег»
Юлия Бориссова «Дальний берег»
1 из 5

Расскажи, пожалуйста, каким образом ты выпустил/а или планируешь выпустить книгу (самиздат, издательство, краудфандинг, стипендия/грант)? Какие еще тобой рассматривались варианты? Сколько вообще нужно денег, чтобы выпустить книгу?

Ирина Попова. Моя книга выходит в двух партнерских издательствах. Леонид Гусев (Treemedia, Россия) издает книгу на русском языке (и является главным издателем) и Маартен Шилт (Shilt Publishing, Нидерланды) издает книгу на английском.

Я очень рада, что я работаю с профессиональными издателями. Все это время мне приходилось мотаться между Москвой и Амстердамом. У меня не было сформированного представления, как эта книга должна выглядеть (какой она должна быть), и поэтому каждый маленький момент мы решали коллегиально (а это сложно, учитывая географию и занятость). Но это было очень важно. В процессе создания участвовало не менее семи человек. Постепенно они заставили меня отказаться от всех моих панковских и хэнд-мейдовских финтифлюшек. От странной бумаги, от свернутых страниц, от писем в конвертах. Ведь ты делаешь выбор — либо ты делаешь элитарный продукт. Либо учитываешь стоимость, возможности и рынок. Поэтому у меня два варианта этой книги: одна — деревянная, хэнд-мейд, а другая — сделанная с дизайнером и рассчитанная на широкую аудиторию. 

До этого я не знала многих моментов книгоиздательского процесса — подготовка макета, работа с типографиями, дистрибуция. И, я бы даже сказала, эти профессиональные детали не нужно знать фотографу — это целая область, включающая даже несколько профессий. Важно разделять обязанности, чтобы каждый занимался своим делом. И только благодаря издателям эта книга стала тем, чем она стала. Без них, наверно, я бы не смогла. 

Есть и обратная сторона вопроса — финансовая. Издавать книгу с издателем — дело затратное. И зачастую издатели не справляются с расходами и даже на самые замечательные книги просят финансирования у самих авторов. На нашу книгу ушло огромное количество денег — ведь мы работали с самыми высококлассными специалистами: голландским дизайнером, с редактором и переводчиком. Еще столько же будет стоить печать в хорошей типографии (скорее всего, это будет Германия или Турция). Потом — дорогой ввоз в Россию (таможня требует высшую пошлину, как за порнографию). 

Поэтому, даже несмотря на то, что у книги есть настоящие, «взрослые» издатели, мне все равно пришлось делать краудфандинг, что отнимает кучу времени и сил. Сперва мне казалось неуместным, что я должна идти и просить денег, словно выходить на площадь с протянутой рукой. Но потом я поняла — есть одна огромная разница. Я выхожу не просто на площадь. У меня есть готовый продукт — книга. Уже сделанная, настоящая. И только от общества зависит, посчитают ли достаточное количество людей этот проект важным и нужным, чтобы помочь ему осуществиться. 

Краудфандинг — это своеобразный тест перед запуском. И я еще раз утвердилась в своих намерениях. Да, я действительно считаю этот проект жизненно необходимым к изданию, я уже не смогу остановиться и сдаться. Эта книга должна увидеть свет. И я была приятно удивлена увидев столько поддержки среди своих друзей и даже абсолютно незнакомых людей. Я наконец-то соприкоснулась со своей реальной аудиторией. В Каталонии есть такая традиция — люди встают в круг, а потом им на спину влезают еще люди, а тем — еще. И таким образом они формируют живую гору. Это такая форма поддержки, форма общественного, горизонтального единства, и мне это очень, очень нравится. Не исключено, что у этой демократической формы есть больше будущего, чем у профессионального издательского бизнеса. Поддержка очень, очень важна.

Юлия Бориссова. Книгу я сделала целиком и полностью сама. Начиная с разработки дизайна и заканчивая печатью небольшого тиража в типографии. Чтобы рассматривать другие варианты (издательство, стипендия/грант), я думаю, нужно иметь уже готовое, законченное произведение. И тогда можно надеяться, что какое-то издательство им заинтересуется. Чтобы выпустить книгу, хотя бы несколько экземпляров, можно рассчитывать и на свои силы, не прибегая к посторонней помощи. А конкретная стоимость зависит от многих факторов — тираж, переплет, тип бумаги и т. д.

Игорь Самолет. Книга уже выпущена тиражом 1000 в немецком издательстве Peperoni Books. Ей предшествовал тираж selfpublish, который был представлен и имел успех на Венском книжном фестивале. Он был полностью раскуплен. Именно там мне и поступила пара предложений от издательств. После того вакуума, который существует в России в сфере издания фотокниг, это было очень неожиданно. Я увидел мир книжных фестивалей, издательств, где то, что ты делаешь важно и нужно. Наверно, это можно рассматривать как некий путь от книги, изданной самостоятельно, до издательства.

Предположим, у молодого автора есть мечта сделать свою фотокнигу. И даже уже есть проект (или идея проекта). С чего начать?

Ирина Попова. Ко мне довольно часто обращаются люди с такими вопросами — дать совет. Чтобы сделать книгу, она должна вызреть. Сначала в голове. Потом в компьютере. Потом на бумаге. И возможно, через эти ступени нужно пройти не раз, чтобы наконец что-то получилось. Книга — это сложная и затратная вещь. На ней невозможно заработать. Скорее всего, даже, наоборот. Она должна быть чем-то важным для этого мира, войти в историю, остаться на полках библиотек. Для этого нужно подумать — что вы хотите сказать (показать) этому миру. Кажущаяся легкость и доступность создания фотокниги как бы дискредитирует весь бизнес в целом. Вокруг множатся попытки создать продукт, и нет никаких фильтров или индикаторов качества. Поэтому все очень, очень сложно. Мой совет — постараться осмыслить проект как книгу. Смотреть лучшие образцы книг других, напитываться информацией, общаться с профессионалами. Ведь фотокнига — это идея, это тело, это произведение, а не просто набор картинок.

Юлия Бориссова. Начать стоит с формулировки четкого, авторского высказывания. С размышлений о том, какой посыл должен быть у этой книги, какую мысль автор хочет донести до зрителя. А потом уже можно заниматься формированием материала, задумываться о дизайне и прочих технических тонкостях.

Игорь Самолет. Сначала нужно понять есть ли объем для фоткниги. Книгу из ста кадров не получить, необходим материал, с которым можно работать. Затем нужно ответить на вопрос подходит ли сам формат книги для данной серии. Есть работы, которые работают в полную силу только в выставочном размере, а в книжном варианте потеряются. У каждой работы есть свой размер печати.

Какие есть каналы распространения фотокниг? Ты планируешь их продавать? Дарить кураторам? Рассылать на выставки и конкурсы (сейчас очень много появилось выставок/фестивалей, посвященных фотокнигам)?

Ирина Попова. Мою книгу в России отказались распространять магазины. Даже Фотодепартамент не выставит ее в своем подвальчике на Фонтанке. То есть, история про семью панков сама по себе стала андеграундом, даже в таком толерантном мире, как фотография. Все дело в цензуре и в политической ситуации в стране, которая сильно усугубилась в последние годы. Государство стало откровенно вмешиваться в те формы общественной жизни, в которые оно не имеет никакого права вмешиваться. Фактически это можно назвать «Запретить колобка». Но, если честно, я даже немного рада сложившейся ситуации. Всегда самые тяжелые времена люди объединялись с друг другом и поддерживали друг друга больше, чем когда либо. И все самые уникальные творческие инициативы рождались именно из условий внешних ограничений. И кажется, я ощущаю в себе прилив сил делать что-то нестандартное, искать новых путей. И для выхода в мир этой книги — тоже. Она, как росток, прорвется и сквозь бетон. Я готова создать систему путешествующих выставок и самовозникающих галерей в малопредназначенных для этого пространствах. Мы будем организовывать цепочку встреч и презентаций в городах и на фестивалях. Несколько артистов и перформеров разрабатывают в нескольких городах по этой истории моноспектакли (абсолютно независимые творческие акты, без моей подсказки). Вот такая нетрадиционная интерпретация. Книга будет путешествовать в рюкзаках и чемоданах. Конечно же, сделаем систему онлайн заказов. И я, и моя семья, готовы лично запаковывать книжку и относить ее на почту. И еще, я хочу сделать призыв, чтобы прочитав и посмотрев книгу, каждый владелец передавал ее в руки другому. Кроме того, для книг проданных мной, я смогу организовать систему возврата. То есть купленную книгу можно будет вернуть по почте, и получить назад часть ее стоимости. Таким образом издание будет жить гораздо более наполненной жизнью, чем на полках в магазине.

Юлия Бориссова. В первую очередь большую возможность дают конкурсы, книжные фестивали. Есть множество блогов посвященных именно обзорам фотокниг. Можно отправить книгу туда. Вообще, надо пользоваться любой возможностью — встречами с кураторами, с коллегами- фотографами, чтобы говорить о своей работе. Всегда есть шанс, что твою работу запомнят.

Расскажи, пожалуйста, о технической стороне дела — кто делал макет, как над ним велась работа, как выбирался тип бумаги и ее плотность, вид переплета? Изучал/а ли ты чужие книги, прежде чем определиться с параметрами собственной? Делался ли сигнальный экземпляр, цветопробы? Какая печать — офсет, цифровая печать? Как все это учесть при создании своей первой книги, не имея опыта в этой сфере? Сколько времени вообще нужно на все это?

Ирина Попова. Работа над книгой шла в столько много этапов, что мне сейчас кажется — это самая сложная книга по структуре и наполнению из всех, с которыми мне приходилось сталкиваться. И работа над ней шла с нуля. То есть — я пришла к издателям с готовым макетом, но его приходилось переделывать настолько, что нужно было возвращаться к съемкам за картинками или искать интернет-страницы, чтобы снова взять оттуда текст.

Текста в книге довольно много. Редактировала Ирина Григорян, которая сначала хотела править все идиотские интернет высказывания на политкорректную литературную речь. И хорошо, что я была рядом, чтобы убедить ее оставить все, как есть (в этом же была вся идея и смысл). Потом книгу переводила Ирина Волкова. По сути, ей пришлось выполнять чудовищное количество работы, потому что на тот момент текст еще не был отредактирован. Затем мы работали с голландским дизайнером Виктором Леви. За каждый элемент шли не то, чтобы бои, но длительные дискуссии. Так как книга очень сложная — в ней много уровней визуальных и текстовых элементов, то делать ее было долго и трудно — на все вместе ушло почти два года. Я приезжала на велосипеде в его просторное дизайнерское бюро, там мы пили кофе, раскладывали превьюшки на огромном столе, сидели вместе за огромным монитором Мака, раскладывая и перекладывая, меняя шрифты и цвета. Дизайнер был за минимализм, а я была за экспрессию. В итоге он победил, а я согласилась с его победой — ведь в этой книге столько внутренней экспрессии, даже взрыва, что все остальное было бы излишним.

Юлия Бориссова. Как уже говорилось раньше, макетом я занималась самостоятельно. Так как я сама дизайнер и имею четкое представление, что нужно делать, эта работа не отняла много времени. Тем более, что сама тема захватила меня полностью. Поэтому, от создания макета до печати в типографии ушло в общей сложности полгода. Чтобы заниматься дизайном книги, помимо природного вкуса, нужно обладать умением пользоваться профессиональными программами верстки — хотя бы на начальном уровне. Я понимаю, что не у всех есть необходимые технические навыки и поэтому от души советую каждому фотографу найти близкого себе по духу человека, который был бы не только профессионалом в области дизайна, но, желательно, еще и думал с Вами в одном направлении. 

Я придаю большое значение тактильным ощущениям — когда беру в руки книгу, в первую очередь ориентируюсь не на визуальные характеристики, а на ощущения в кончиках пальцев. Поэтому выбор материала для книги играет большую роль. В данном случае, я понимала, что книга будет объемной и мне не хотелось заключать ее в твердую, тяжелую обложку. Но страницы должны были быть не склеены, а прошиты между собой, чтобы обеспечить книге хорошую раскрываемость. И тут я столкнулась с определенными трудностями, потому что не все производства берутся за подобную работу. Но, благодаря типографии «НП-принт» (в Петербурге) удалось решить эту проблему. В тоже время я понимала, что в мягкой обложке книга не будет защищена и может пострадать, например при пересылке. Поэтому, вспомнив, как в былые времена люди хранили между двумя картонками перетянутыми резинкой самые важные документы и письма, я решила использовать тот же прием. Нашла самый простой картон, похожий на тот, что был раньше, и сделала из него дополнительную твердую обложку, а муж посоветовал не приклеивать с верхней стороны фотографию, как я собиралась, а сделать из верхней картонки паспарту. Для внутреннего блока я выбрала слегка шероховатую бумагу, которая придает необходимую для моих картинок акварельную матовость. 

Я могу об этом говорить долго, но боюсь что здесь не будет это уместно. Поэтому могу только добавить, что при создании первой книги необходимо с самого начала продумать все подробности в выборе материалов. И начать стоит со знакомства с типографией, где будет печататься издание. Без предварительного согласования со специалистом всех необходимых технических моментов не стоит даже начинать делать дизайн. 

Игорь Самолет. Так как я сам в графический дизайнер, я был знаком с процессом макетирования и допечатной подготовки и имел в этом определенный опыт. Когда вы молодой автор, ваш выбор в формате издания, переплете, виде печати, выборе бумаги ограничен словом «эконом» — от этого я и отталкивался. Любая типография предложит вам экономичный вариант. Единственное — я бы не стал экономить на переплете, лучше пусть это будет сшивка, чем склейка, которая через десять просмотров развалится. До тиража в триста экземпляров возможна только цифровая печать, а у нее особенный характер — например, виден растр. 

Сам процесс макетирования сейчас крайне прост, стандартом в верстке является программа InDesign. Не забудьте скачать и установить цветовой профиль типографии, в которой вы будете печатать, заранее откалибровав монитор. Это позволит вам точнее подгонять снимки по цвету. Сам макет может получиться за неделю, но он должен отлежаться месяца три-четыре, в течение которых вы можете вносить правки. Старайтесь чаще показывать макет книги своим коллегам, слушать критику.

Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
Игорь Самолёт "be happy!"
1 из 25

Рассматриваешь ли ты для себя такие платформы как Blurb? Если нет — чем они плохи? Стоит ли ими пользоваться?

Ирина Попова. Blurb (и подобные коммерческие онлайн платформы) создают иллюзию легкой и быстрой фотокниги. Процесс сильно стандартизируется. Он хорош для любителей, желающих создать семейный или свадебный альбом, а также для печати Dummy (макет.- Прим. ред). Я издавала с помощью Blurb свою другую книгу — «Родная земля». По сути, я хотела именно малотиражное камерное издание, без выхода вовне, распространяющееся только вместе с выставкой или лично из моих рук. Параллельно я сделала несколько копий вручную — и они мне понравились гораздо больше. 

Мне также не очень нравится то, что выпускают с Блербом другие фотографы (хотя несколько уважаемых мной фотографов выпускали свои малотиражки там). Это выглядит немного как фотографический макдональдс, простите. Я не зарекаюсь, что не буду больше пользоваться этой платформой, но все же думаю, что лучше найти дружественного дизайнера, близкую по душе типографию и переплетную мастерскую, а также поставщиков бумаги, чтобы каждая твоя книга была уникальной. Этим я в данным момент и занимаюсь.

Юлия Бориссова. Я не знаю чем плох Blurb, но для себя исключаю возможность воспользоваться этой платформой потому, что не смотря на разнообразные форматы и т. д., Blurb все таки предлагает ограниченное количество возможностей по дизайну. Я бы не хотела получить свою книгу с конвейера, скроенную по одному шаблону со множеством других.

Чему удалось научиться, делая собственную фотокнигу? Какие недостатки ты видишь уже сейчас и чего бы сейчас постарался избежать при работе над следующей книгой? Поделись опытом!

Ирина Попова. Я получила бесценный опыт божественного знания. Не только о фотокнигах. Я научилась тому, что в каждом проекте очень важна цельность, идея, начало и конец. Что любой хороший проект — это много осмысленной, многоступенчатой работы. Что каждый проект состоит из цепочки последовательных выборов, что делает его уникальность. И важно не ошибиться ни в одном из них. Я также научилась (со взлетами и падениями) работать в команде. Ценить время других людей. Соблюдать цепочку действий. Высылать вовремя то, что от тебя все ждут. Это было огромное удовольствие взаимодействия. Главный мой недостаток — это неорганизованность, хаотичность. Я знаю, что каждый мой проект может стать чем угодно, и поэтому не могу двинуться с мертвой точки. Но я верю что любые, даже очень трудные вещи, осуществимы. Я получила также сакральные знания о пользовании InDesign. Проникла в святая святых издательского бизнеса. Кто знает, возможно с этой книгой я дойду до той точки, что решу издавать свои следующие книги сама.

Юлия Бориссова. Чему удалось научиться? Наверное, в первую очередь, терпению. Хорошие вещи не получаются быстро и обычно сопряжены с разными трудностями и, зачастую, с разочарованием. Удалось научиться пониманию того, что за результат нужно бороться. Что успех работы зависит не только от тебя, как от автора, но и от множества людей, которые тоже включены в процесс или просто находятся рядом.

Будешь ли ты делать еще собственные фотокниги в ближайшем будущем? Может быть, есть уже какой-то проект в работе? Поделись планами, если они уже есть!

Ирина Попова. Если честно, я чувствую, что эта книга уже перезрела. Что она как бы блокирует мое дальнейшее развитие, и пока я не выпущу ее, не могу приступить к другим проектам. А они уже выстроились в очереди и ждут. Я собираюсь издать книгу про Кубу. Ее мы начали делать с дизайнерами Наташей Ереминой и Артемом Уткиным. Артем трагически погиб в прошлом году, и это — еще один повод не дать его ценной работе пропасть. Потом у меня целый большой проект, связанный с найденной фотографией и идеей идентичности. Это тоже скоро-скоро станет книгой, но какой именно — пока секрет.

Юлия Бориссова. Конечно, я буду делать фотокниги. У меня уже есть готовый макет, который я готовлю к печати. Эта работа будет посвящена моей серии «Бегство на край». И в дальнейшем, я надеюсь, будет возможность воплотить все те идеи, которые меня переполняют! 

Игорь Самолет. Сейчас у меня в работе две истории «Fuck-sex-love» и «Я влюблен в твой горб». Первая — это частная, теплая история, залитая сексуальностью, наслаждением, экспериментами, вторая это 500-страничное издание о России, бешеное по энергетике. «Fuck-sex-love» я планирую презентовать на Венском фестивале фотокниг в 2014 году. И это опять же большие истории, начатые пару лет назад.

Интервью подготовила Наталья Резник.

________________________________________________

Ирина Попова. Проект «Другая семья» участвовал и побеждал в  конкурсах и фестивалях: Молодые фотографы в Санкт-Петербурге, 2008; Лучший фотограф года, Москва, 2009; UNICEF Exhibition в Кельне, Германия, 2010; PhotoQuai Biennale, Париж, 2011; Marie Claire Prize Final Exhibition, Париж, 2012; Dutch Doc Award loglist, Амстердам, 2012; Rencontres d'Arles, Арль, Франция, 2010

Юлия Борисова «Дальний берег» / The Farther Shore Self-published, 2013 
100 экземпляров (пронумерованы и подписаны) 15×22 см, 152 страницы
Ссылка на книгу: http://juliaborissova. ru/Julia_Borissova_PhotoSite/Book. html http://issuu. com/juliaborissova/docs/book_julia_borissova/1?e=0
Review by Jörg Colberg, April, 2013 Review by Andrew Phelps, Sept, 2013
Книга в вошла в шорт-лист международной премии Photobook Dummy Award.
Ранее была показана на выставках в Милане (Milan Image Art Fair, май 2013), Дублине (PhotoIreland Festival, июль 2013) и Париже (Le Bal, август 2013), а фотографии из серии демонстрировались в рамках Noorderlicht International Photofestival в Нидерландах.

Игорь Самолет. Книга "Be happy!" попала в  число финалистов German Photobook Award 2014; была представлена на Vienna Photobook festival 2013, Frankfurt Book Fair 2013, Photobookfestival в Касселе, Германия, 2013, Paris Photo / Offprint 2013,  Unseen Book Market в Амстердаме, Голландия, 2013.

 


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 8 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов