Наверх
Loading
| Процессы

Довольно

Мастер-класс имени Джупа Сварта 2003

С первого по шестое ноября в Амстердаме в десятый раз проводился мастер-класс имени Джупа Сварта

Домашняя работа на заранее заданную тему. Или, если фотографической терминологией, фотоэссе. Мастер-класс World Press Photo Joop Swart 2003 года. Тема — Enough. Достаточно. Довольно. Во всех смыслах, что мы подразумеваем, выражая этим наречием свое отношение к чему бы то ни было. Как всегда — двенадцать фотографов из разных стран. Из отечественных — Александр Гронский. В списке участников он фигурировал как представитель одновременно Эстонии и России. В семерку жюри Joop Swart этого года входил Франсуа Эбель, директор фестиваля Rencontres D’Arles. По завершении судейства он выступил и в роли куратора экспозиции работ участников мастер-класса. Она демонстрируется в Амстердамском музее фотографии до 11 января.
Все работы каждого из участников мастер-класса Joop Swart 2003 — www.worldpressphoto.nl

Саймон Робертс, Великобритания

Kifayah! Dai! В названии моего проекта присутствуют переводы слова «enough» на арабский язык и на иврит. Я прибыл в этот регион сразу после того, как было подписано перемирие, и все свое время провел в Израиле и Палестине. Было похоже, что обе стороны испытали на себе достаточно страданий и жесткости, чтобы сказать — довольно значит довольно. Хотя может ли «довольно» носить всеохватывающий характер? Как и сам замысел является многоплановым, таковой представляется и ситуация на Среднем Востоке. Как перемирие является моей точкой отсчета, так и фотографии служат для документирования неопределенной жизненной территории, что начинается со слова «enоugh». Символично, что жизнь в Палестине и Израиле можно охарактеризовать терминами, предполагающими неоднозначность и постоянное изменение. Я хотел бы, чтобы мои фотографии передавали это состояние постоянных уловок и обманов и ставили бы вопрос — может ли прекращение огня служить официальным окончанием второй и еще более кровавой интифады.

Линзи Аддарио, США

Когда мне предложили тему Enough, то было ясно с самого начала: Ирак будет идеальной страной для реализации проекта — тут достаточно страданий, смерти, похоронных процессий, ненависти, контроля, достаточно пролитого пота, достаточно страха, достаточно массовых захоронений. И, наконец, достаточно хаоса. Ирак — место сосредоточения всех этих проблем. Тут сложно работать. При всем этом чем дольше я находился в этой стране, тем сильнее проявлялось мое желание максимально раскрыть свою историю, и тем сложнее и трагичнее складывалась ситуация для меня самого. Когда в августе 2003 года, после шести проведенных в Ираке месяцев, я покинул его, то мое физическое и эмоциональное состояние было на грани полного истощения. Но и сейчас мне кажется, что уехал я оттуда слишком рано.

Вера Хартманн, Швейцария

Иметь от жизни достаточно, или Lebenmode, как мы говорим это по-немецки, до сих пор является темой табу практически во всем мире. Будучи идеалистом в душе, я думала, что работа со мной для людей, склонных к суициду, окажется целительным общением. Мне хотелось пройти вместе с теми, кто думал о суициде, небольшой отрезок их наполненной страданиями жизни. В процессе глубокого исследования этой темы я познакомилась с несколькими организациями, которые могли бы помочь мне в этом деле: группа взаимопомощи Verein Equilibrium, Dargebotene Hand и группа Regenbogen из Цюриха. Со всеми, кого я фотографировала, пришлось войти в тесный контакт. Надеюсь, что связь с ними не потеряется и после. Но время было против меня — психиатры утверждают, что двух месяцев слишком мало, чтобы войти в контакт с пациентом. В будущем, не связанная сроками, я смогу проникнуть значительно глубже в царство депрессии и суицида.

Илзе Фрех, Нидерланды

Мне захотелось понять, действительно ли то, как та или иная картина показывается СМИ, есть единственный вариант ее трактования. Я работала над проектом на протяжении 43 дней, и заняло это в общей сложности семь недель. Результат является личностным и в чем-то представляет из себя репортаж-размышление о французах-мусульманах из пригородов Парижа и Марселя — с фокусом на девочках-подростках и молодых женщинах. Некоторые из снимаемых предоставили мне возможность войти в их жизнь и разделить с ними мгновения очень личного характера и социального уклада их жизни. Становилось очевидным, что никто из них не принимает возможности подвергаться осуждению на основании только лишь принадлежности к своей религии и своего происхождения. Они продемонстрировали мне исключительное осознание сути своей индивидуальности, и что они стараются не поддаваться жизненным невзгодам. Фотографиями своими я не преследую цели заняться отстаиванием их прав. Но я определенно чувствую, что это и было — Enough. Достаточно нетерпения и осуждения.

Питер Фунч, Дания

Пару лет назад мне довелось увидеть несколько жутких полароидных фотографий, сделанных на месте автокатастрофы. На них было изображено до неузнаваемости изуродованное тело человека. Кровь, смерть, хаос, хрупкость, что-то зловещее и печальное. Изображения притягивали. Но одновременно я понимал, что смотреть на них нельзя. Мне хотелось понять это чувство. В своем проекте я столкнулся лицом к лицу с людьми либо пострадавшими в катастрофе, либо погибшими; людьми, находящимися между жизнью и смертью, в состоянии, что мне трудно осознать. Казалось, что над всем проектом нависло одно: не касайся этого. Именно во время мастер-класса я и стал задавать себе вопрос: так что же есть «достаточно», и где наступает момент сказать себе об этом? Поэтому пусть тот, кто смотрит на мой проект, сам и ответит себе на данный вопрос.

Эрик Рефнер, Дания

Когда в мае в Буния вновь начались военные столкновения, я решил отправиться туда, чтобы иметь возможность рассказать о происходящем там насилии, о страданиях, выпавших на долю беженцев и местных жителей. Добраться до места оказалось очень сложно. Один из фотографов Associated Press, что находился в Буния, посоветовал мне угандийскую авиакомпанию, которая могла бы меня туда переправить. Он же настоял и на том, чтобы я взял с собой собственный запас еды и воды. Мне часто приходилось освещать события, что, несмотря на всю важность происходящего, не привлекали внимания средств международной массовой информации. Поэтому ситуация в Буния была очевидным выбором. Это являлось подтверждением того, почему я выбрал профессию фотожурналиста. Если говорить о теме летнего проекта, то в Буния она может быть прочитана на лицах людей — Enough!

Томас Мунита Филиппи, Чили

Я решил приступить в работе над проектом о кочевниках, когда со своей девушкой путешествовал в индийских Гималаях. В деньгах мы были ограничены, но времени у нас было достаточно. В начале летнего сезона нам удалось провести в общей сложности сорок дней вместе с общиной Самад Рокхен. Чтобы хоть как-то общаться, мы выучили немного слов из местного наречия ладахи. Оказавшись на месте, я решил не задавать вопросов с целью сбора информации, потому что считал: это может увести в сторону от простых вещей, окружавших меня. Это и было — Enough. Мне хотелось познать секреты непосредственной близости к природе, хотелось быть свидетелем последовательного продвижения, что совершают кочевники по долинам. Я стремился передать ощущение того отдаленного, живописного молчания их мира, ежедневной рутинности, что практически остается без изменений на протяжении всей жизни. Окунуться в эту жизнь — было для меня уроком в стремлении понять смысл слова «достаточно».

Джиллиан Лауб, США

В сентябре 2002 года я повстречалась с женщиной, что проходила курс лечения после травмы, нанесенной ей в результате террористического акта. Она произвела на меня огромное впечатление. И не потому, что тело ее было покрыто ужасными ожогами, но силой своего духа. Она сказала мне, что счастлива — потому что жива, и что она не испытывает никакой озлобленности. Зовут ее Киннерет. Она одна из нескольких пациентов, портреты которых я снимала. И именно благодаря знакомству с ней начала я фотографировать других, кто стал жертвой жестокого палестино-израильского конфликта. Эти люди никак не статистические данные. Они — живое свидетельство события, что корнями своими глубоко уходит в ненависть и озлобленность. И мы многому можем у них научиться. Тема Enough — хватит боли, ненависти и озлобления — позволила приступить к работе над проектом, который я собираюсь продолжать и в будущем. Миру необходимо исцеление. Люди, с которыми я повстречалась и которых фотографировала, показали, что это возможно.

Мартин Коллар, Словакия

Средствами фотографии я стремился понять, кто мы и что чувствуем относительно нашего места в прошлой и недавней истории Европы. Нам всем приходится адаптироваться к новым условиям, но шаги на пути развития по направлению к западной демократии в каждой стране различны. В борьбе с наследием коммунистического прошлого старые стереотипы сменяются новыми — в попытке соответствовать стилю жизни, диктуемому СМИ и шоу-бизнесом. Последствия столь стремительной и поверхностной трансформации наиболее всего проявляют себя среди представителей тех, кто находится на первой ступени формирующегося среднего класса, и это резко контрастирует с мрачностью и монотонностью повседневной жизни. Я часто фотографировал в местах, где вроде бы ничего не происходило. И часто являлся свидетелем ценнейших мгновений в условиях, казалось бы, простой и повседневной жизни людей. Ускользающие мгновения ожидали меня именно в тех случаях, когда ничего особенного не ожидалось, и часто — в самых банальных ситуациях.

Александр Гронский, Эстония/Россия

Я просмотрел веб-сайты всех основных фотографических агентств, чтобы понять, что в фотографии для меня является наиболее важным. И на определенном этапе понял, что это не композиция, не цвет или сама история. Лица людей, рассказывающие свои истории, которые мне хотелось бы интерпретировать, — вот что приковывает мое внимание. Вот что вовлекает меня в фотографию. Я спросил себя: если это и есть самая важная вещь, то достаточно ли этого для проекта? Возможно ли сделать фотографическую историю интересной без сопровождения ее повествованием, подписью или значимым содержанием, сфокусировавшись лишь на лицах людей? Перед вами — история непримечательного места в незаметных мгновениях, когда не происходит ничего существенного. Мне показалось это весьма многообещающим.

Джулиан Рёдер, Германия

Мое желание являло собой попытку создать портрет о том, как многообразно может быть движение антиглобалистов, — вопреки тем тривиальным представлениям, как это часто освещается СМИ: об активистах-одиночках, устраивающих шумные акции неповиновения. Многоплановость в различии политических перспектив, выражаемых активистами движения, является основой для поддержания атмосферы взаимодействия. Кроме того, мне хотелось подчеркнуть и тот значительно больший аспект идеализма, что объединяет собой демонстрантов. Нас учат, что хорош тот, кто желает следовать установленным правилам и кто может продать себя, и плох — кто не желает играть по правилам. Вот люди, открывшие глаза, и они кричат — Enough is enough.

Сибилл Фендт, Германия

Мое эссе о не совсем здоровом отношении к жизни. Оно отражает отстраненное понимание слова Enough. Слово это легко может оказаться непонятым, и во мне по-прежнему нет уверенности в том, что тема нашла верное визуальное отражение. Это фотографическое эссе в постановке своей значительно отличается от того, как оно изначально задумывалось. Чем дальше, тем сильнее приходилось признаваться себе в том, что страдающих анорексией неординарными делает не только внешний вид, но и восприятие ими окружающего мира, их сознание. Трех месяцев не хватило для того, чтобы добиться результата, который полностью бы меня удовлетворил. Было чрезвычайно сложно предлагать моделям свои и их собственные фантазии и создать атмосферу, что позволила бы им быть самими собой. Хотелось усилить работу включением нескольких взрослых женщин, что страдали анорексией. Как бы там ни было, мне представляется, что успех в поиске необходимого способа передачи уровня состояния сознания моих моделей был достигнут — в иллюстрации более общего, присущего сегодняшнему дню настроения.

Перевод - журнал Foto & Video


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 11 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов