Наверх
Loading
| Истоки

Синие кристаллы времени

Технология цианотипии и история ее появления

Иногда во сне у меня в руках появляются краски, и я тщетно пытаюсь раскрасить мои воспоминания. Но краски осыпаются с неба, с травы, с деревьев, потому что прошлое не имеет цвета. Может поэтому черно-белые фотографии, выцветая со временем вдруг независимо от нашего желания вдруг начинают внушать чувство грусти и ностальгии по стране, в которую уже никак не перешагнуть сквозь потертый глянец фотоснимка. Цвета вытесняются из памяти как нечто временное, преходящее, а то и вовсе чужеродное маленькой вечности. И все же прошлое имеет цвет: время раскрашивает его, как и все отдаленные предметы, стремящиеся к исчезновению на горизонте, в синий или голубой.

Каждая эпоха имеет свой цвет. Эпохи бурных перемен, увлеченные собой и современностью, имеют красно-желтые и буро-темные оттенки, эпохи, направленные вглубь и вдаль — синие и голубые. Почему-то синий цвет сразу напоминает мне о немецком романтизме 18 века: Новалис и его грустная сказка о Голубом цветке. Таинственная дымка дальних гор, мистические рудокопы, извлекающие потаенные сокровища природы из загадочных пещер, охраняемых злыми гномами и далее — замки, заколдованые принцессы, поиски философского камня. И вдруг почему-то странные синие фотографии — цианотипии — что то сродни поискам философского камня средневековых алхимиков, попытка найти магический кристалл, квинт-эссенцию проходящего времени.

Нерастворимый сухой остаток времени, осевший на бумаге в виде голубых кристаллов — вот что такое цианотипия (cyan в переводе голубой). Или точнее: переход кристаллизованного света в нерушимое пространство вечной синевы. В этом процессе мы возвращаемся к первоистокам фотохимии — бумага, свет и простейшие реактивы.

Этот предельно простой и по-шахматному красивый процесс был открыт в 1842 г. сэром Джоном Гершелем, астрономом и изобретателем, сыном Уильяма Гершеля, знаменитого открывателя планеты Уран. Выдающийся астроном, основоположник астрофотометрии, он сделал также немало открытий, повлиявших на развитие зарождающейся фотографии. В частности именно он нашел способ закрепления галлоидо-серебрянных изображений при помощи тиосульфита натрия, а также ввел в употребление такие слова как фотография, негатив, позитив.

Другим простейшим, но одним из самых важных в истории фотографии открытий Гершеля был процесс цианотипии. Гершель первым обнаружил чувствительность к свету солей железа. 16 июня 1842 года он прочитал в Королевском Обществе доклад, названный «О действии лучей солнечного спектра на растительные красители, а также о некоторых новых фотографических процессах».

Новые процессы, названные Гершелем цианотипия (cyanotype) и хрисотипия (chrysotype) были упомянуты только в конце доклада. Первая часть была посвящена воздействию света на цветочные и овощные соки. Эти процессы названные антотипиями (anthotype) не имели практической ценности для фотографии. В случае использования овощных соков время экспозиции составляло несколько недель. Впоследствии Гершель жаловался, что туманная погода британского лета 1841 года существенно замедлила ход экспериментов.

Для своих цианотипов Гершель покрывал бумагу растворами хлорида железа или лимоннокислого аммиачного железа и красной кровяной соли. После экспозиции покрытой светочувствительным раствором бумаги на солнечном свету он получал темно-синее негативное изображение, т.е. засвеченные участки становились темно-синими, а незасвеченные — светлыми пропорционально количеству полученного света. Изначально Гершель использовал свое изобретение для быстрого копирования своих записей и чертежей в качестве офисного ксерокса нашего времени. Это направление использования нашло свое продолжение в достаточно распространенном до последнего времени процессе изготовления копий чертежей — так называемых «синек» или blueprints. Но постепенно этим процессом получения изображения заинтересовались художники и фотографы, а к середине 19 века процесс цианотипии получил распространение в прикладной и любительской фотографии как способ быстрого получения контрольных отпечатков с негативов.

Сохранилось немало отпечатков, любительских альбомов начиная с середины 19 века. Из пионеров фотографии цианотипический процесс использовали такие известные фотографы-художники как Henri Le Secq и Edward S. Curtis.

В наше цифровое мегапиксельное время немало фотографов продолжают использовать цианотипию в своих творческих поисках. В книге «Фотографический антикварный авангард» Лиле Рексер пишет: «Цианотипия продолжает использоваться художниками именно благодаря тому, что она воплощает в себе противоречие между информационностью и выразительностью, между документальностью и метафоричностью, откровенной тезнологичностью и чистым искусством, — противоречие которое лежит в сердце фотографии» (Lyle Rexer p.107).

Техника цианотипии

Остановимся кратко на технических особенностях процесса. Хочется отметить, что существует немало современных модификаций и новшеств, позволяющих тонировать полученные отпечатки или заменять компоненты раствора. Я предпочитаю классическую схему.

Сам процесс сенсибилизации бумаги очень прост. В качестве основы можно брать фактически любой тип бумаги или ткани, учитывая при этом, что свойства текстуры поверхности сильно влияют на конечный результат. Я предпочитаю хорошую акварельную бумагу достаточной плотности с приятной текстурой — Archer или Strathmore, хотя принципиального значения это не имеет. Также можно использовать ткань, предварительно растянутую на подрамник. Процесс очень пластичен и открыт для экспериментов.

Поверхность покрывается смесью 20%-ного раствора лимоннокислого аммиачного железа и 8%-ного раствора красной кровяной соли при помощи широкой кисти или валика. После того как раствор нанесен на поверхность, бумагу следует высушить и заготовка для цианотипа готова. Поскольку отпечаток делается только контактным способом желательно взять негатив большого размера — желательно 9х12см или крупнее.

Негатив кладется на приготовленную бумагу, плотно прижимается тонким стеклом и выносится для экспозиции на солнечный свет. Под воздействием ультрафиолета соли железа переходят в нерастворимое состояние пропорционально количеству полученного света. После 5-15 минут экспозиции конечный отпечаток тщательно промывают проточной водой, смывая остатки химикатов. После просушивания отпечаток готов.

Преимущества процесса — простота и невысокая стоимость применяемых реактивов, возможность наносить изображение на самые разнообразные поверхности, а также — что немаловажно — одностадийность процесса — после экспозиции фотоматериала нужно только промыть его водой и просушить.

Хочется отметить, что архивная долговечность подобных отпечатков намного превосходит галлоидо-серебрянные фотографии и уж тем более — цифровые отпечатки.


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 25 сентября 2016
Treemedia переиздаст фотокнигу Игоря Мухина «Рожденные в СССР»
Тираж будет отпечатан по результатам кампании сбора предварительных заказов на книгу