Наверх
Loading
| Процессы

Уроки конкурса World Press Photo 2002

В прошлом году на всемирном конкурсе фотожурналистики World Press Photo Техас «победил» Чечню. В этом — Афганистан оказался важнее 11 сентября.


Эрик Рефнер/Erik Refner, Дания, для Berlingske Tidende
Тело афганского мальчика-беженца готовится к погребению, Пакистан, июнь 2001

15 февраля на пресс-конференции в мэрии Амстердама дважды — из уст председателя жюри Роджера Хатчингса и директора Фонда World Press Photo (WPP) Михеля Мюнеке — прозвучала мысль о сегодняшнем предназначении фотожурналистики: предчувствовать и предупреждать. Именно это удалось сделать Эрику Рефнеру, студенту из Дании, корреспонденту газеты Berlingske Tidende — представить смерть афганского младенца-беженца как символ чего-то гораздо более страшного, что должно было произойти тремя месяцами позже. Тогда, летом 2001 года, многие фотожурналисты рвались в Пакистан, чтобы поведать о гуманитарной катастрофе соседнего Афганистана. Но слышали от своих редакторов одно: там ведь НИЧЕГО не происходит...


Тим Хетерингтон/Tim Hetherington, Великобритания, Network Photographers
Школа для слепых, Сьерра Леоне

В прошлом году выбор жюри казался экстравагантным. Тогда, похоже, выдался редкий шанс отобрать главное призовое место у традиционной драмы. Жюри 2001 года предпочло тему неучтенных эмигрантов в штате Техас чеченскому и израиле-палестинскому конфликтам, которые получили сполна в прочих категориях конкурса, тем самым нарушив череду образов вопиющего страдания, становившихся заглавными иконами конкурса в последние годы. Как правило, зрители запоминают конкурс, и даже упрекают в этом жюри, именно по тому, какое жесткое впечатление оставляют истории о войнах, катастрофах и голоде, собранные в одном ряду (несмотря на то, что в России выставка победителей WPP не демонстрировалась с 1999 года). Меньше всего в формировании такого визуального ряда как зеркала прошедшего года виновато WPP. Такова уж незавидная специфика работы фотожурналиста — быть там, где горячо.


Ян Граруп/Jan Grarup, Дания, Rapho для журнала Stern
Мальчики из Рамалла

Напротив, WPP-организация, которую мы знаем исключительно как учредителя конкурса, — кроме того является единственной в своем роде бессменной площадкой для независимых фотожурналистов (хотелось бы воспользоваться случаем, чтобы напомнить об этом). Для WPP имеет значение фоторепортаж в чистом виде, какого не встретишь ни в одном СМИ мира, неопубликованный и выброшенный за пределы инфраструктуры. Имеют значение фотографы, которые продолжают традицию и в то же время ухитряются не выражаться штампами. Мало кто знает, что три года назад WPP приступило к реализации долгосрочной программы семинаров в развивающихся странах (или странах с полным отсутствием инфраструктуры фоторынка — хорошо, что нас к таким странам не причисляют). Яркий пример успешной деятельности WPP на ниве неакадемического образования — Зиджа Гафич (молодой фотограф из Боснии и Герцеговины). Гафич вначале принял участие в семинаре на родине, впоследствии прошел отбор на престижный мастер-класс имени Джупа Сварта в Голландии - и вот, пожалуйста, 2 премии на конкурсе WPP и английская премия им. Ина Перри в области документальной фотографии.


Карлос Баррия Морага/Carlos Barria Moraga, Аргентина, La Nacion
Протест на площади Дель Майо, Буэнос-Айрес, Аргентина, 20 декабря 2001

Что касается российских фотографов, в этот раз им не досталось ни одного призового места. (Напомним, в прошлом году их было четыре — три за репортажи из Чечни и одно за «Взрыв на Пушкинской».) Думаю, это не просто воля случая — здесь есть определенные причины, о которых нужно говорить. Как справедливо отметил российский член жюри Юрий Козырев — наши фотожурналисты не умеют составлять историй из собственных фотографий. Дело в том, что западные фотографы не остаются один на один с проблемой редактирования — им значительно помогают фоторедакторы изданий, с которыми они постоянно сотрудничают или агентства, в которых они работают (и агентства гордятся премиями WPP как олимпийскими медалями — в 2002 году три места у Magnum Photos, два у Network Photographers и два у Panos Pictures). У нас же, на сегодняшний день, успешные фотоагентства занимаются продажей стока и совсем не утруждают себя работой с архивами/негативами фотографов, а о том, что фоторедакторы отсутствуют в списке профессий за пределами Москвы и Питера и говорить не приходится.


Джеймс Нохтуэй/James Nachtwey, США, VII для журнала Time
Всемирный Торговый центр, Нью-Йорк, 11 сентября 2001

К тому же собственно темы для историй, лежащие в стороне от конъюнктуры вооруженных конфликтов и прочих катаклизмов (из призеров этого года: Соревнования спасателей-серфенгистов, Школа для слепых, Портреты жителей г. Сан-Сити, Африканская мода, Пассажирский сербский поезд), — совсем не очевидны для русских фотографов, поскольку они заранее уверены в их невостребованности. Дело в том, что эти почти личные истории требуют инициативы, исходящей от самого фотографа, значительной траты сил, размышлений, а часто и мужества. Но только тогда и может возникнуть новый язык фотожурналистики, который несомненно представлен в списке победителей 2002 года Эндрю Теста (Великобритания) и Зиджей Гафичем. Язык, который заставляет набрать воздуха в легкие и с нетерпением ждать результатов следующего года.

Серию Эндрю Тесты "Сербский поезд" можно полностью посмотреть на сайте агентства Panos Pictures.


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 5 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов