Наверх
Loading
| Опыт

Обязательство рассказать историю

Независимые сетевые журналы против корпоративных сайтов

До сих пор мы рассказывали об особенностях публикации фотографий в интернете вообще. Но за последние годы фотографическое содержание сети стало очень разнообразным и регламентированным пространством. Одно из наиболее интересных явлений – ресурсы, посвященные репортажной фотографии (Revue, Eyes of the Low Countries, Les Atelieres Lumier и др.). Они образуют своего рода клуб по интересам, куда входят лучшие представители мировой фотожурналистики, от Мэри Эллен Марк и Себастиао Сальгадо до молодых фотографов, для которых интернет - единственный шанс рассказать историю с тем значением, которое закладывалось в нее при съемке. Мы побеседовали с Джоном Леви, редактором и издателем Foto8.com, сетевого журнал, исследующего возможности ”визуального повествования”.

Джон Леви, род. в Лондоне (1967). Получив степень бакалавра экономической антропологии в Манчестерском университете (Великобритания), учился в Международном Центре Фотографии в Нью-Йорке. Работая с агентствами Gamma Liason и Agence France Presse, Леви освещал события в Хорватии, Гаити, Израиле, Турции и Великобритании. Живет и работает в Лондоне.

Лиза Фактор: С какой целью Вы издаете и редактируете независимый интернет-ресурс Foto8.com?
Джон Леви: С начала существования foto8 (ноябрь 1998) у меня была цель создать открытое пространство для фотографов, где они могли бы публиковать свои фоторепортажи и общаться друг с другом. Природа фотожурналистики такова, что зачастую фотографы освещают тему, руководствуясь твердым убеждением в том, что она должна быть затронута, не имея никаких гарантий для дальнейшей публикации своей работы. Когда в начале 1990-х сильно пострадал рынок традиционных СМИ, который в основном создавал спрос на фоторепортажи, многие фотографы стали задаваться вопросом: «Если ни одно периодическое издание не опубликует мой материал в первоначальном (или хотя бы развернутом) виде, как мне добиться того, чтобы его увидели?» Интернет предоставил такую площадку для передачи идей и рассказа историй, минуя границы и финансовые трудности.

Джон Леви

Л.Ф.: Чем Вы объясните свою преданность проекту Foto8?
Д.Л.: Я бы назвал две причины, которые мной движут: 1. любовь к фотографии как средству, которое никогда не подводит меня в описании и разъяснении окружающего мира; 2. мое искреннее уважение к фотожурналистам и желание помочь им рассказать истории, которые они считают важными.

Л.Ф.: Расскажите о современных взаимоотношениях традиционных СМИ, фотографии и других источников, заинтересованных в развитии фотожурналистики?
Д.Л.: Традиционные средства массовой информации применительно к фотографии - это газеты, журналы и телевидение. За последние годы мы наблюдаем небывалый рост объема используемых фотографий во всех этих СМИ. Становится больше журналов, а число газетных полос растет с каждым годом. Телевидение разрастается за счет кабельных и спутниковых каналов. Все это означает увеличение площадей, предоставляемых под фотографии и графические иллюстрации и вовсе не знаменует улучшения качества или учащения публикации фоторепортажей. Для меня парадокс этого разночтения объясняется тем, что рост традиционных СМИ не сопровождался увеличением числа квалифицированных кадров, которые могли бы сейчас принимать значимые эстетические решения. То есть качество было принесено в жертву количеству. К примеру, рабочее место профессионального фоторедактора предполагает наличие опыта, экспертизы и хорошего бюджета. Эти исходные данные зачастую напрочь отсутствуют в современных фотоотделах СМИ. Я не думаю, что это случайность. Графический дизайн в печатных СМИ, скажем, сегодня намного дальше продвинулся благодаря соответствующим инвестициям в персонал, достаточные бюджеты (для работы с хорошей техникой, иллюстраторами и пр.) и пониманию важности этой составляющей производственного процесса.

Также важно заметить, что эти изменения происходили в пору расцвета популяризации образа жизни знаменитостей. Глобализация торговых марок и культ звезд ворвались на рынок периодических изданий и вошли в категорию самых освещаемых событий наряду с катастрофами и войнами. Конечно, это отдельный феномен, который оказывает влияние на наши жизни во многих других аспектах, но именно он погрузил фотографию в море коммерции, паблисити и ”жевачечной” журналистики.

Л.Ф.: Считаете ли Вы сетевые версии таких периодических изданий, как The New York Times, Newsweek, The Washington Post, Time, с их разветвленной системой фотогалерей определенной альтернативой печатным версиям, которые в большинстве случаев не могут опубликовать обширные материалы, снятые фотографами по заказу этих же изданий из-за рекламных обязательств и редакционной политики?
Д.Л.: НЕТ, не считаю. Нет никакой причины полагать, что эти издания будут распоряжаться своими деньгами в интернете совершенно по-другому, нежели они это делают в печати. Конечно, хорошо, что есть новые, слегка прибыльные, способы показать работы фотографов. Но я не поддерживаю их стремления к маргинализации фотожурналистики, которое они муссируют, помещая фотогалереи ”в конце книги”. Сложно найти ссылку на фоторепортажи MSNBC на первой странице их собственного сайта. Фотожурналистика изолирована от журналистики как таковой как будто она сообщает нам меньше, чем текст. Назвав это ”галереей”, ”слайд-шоу” или ”выставкой”, они не компенсирует тот факт, что фотожурналистика не используется по своему первоначальному назначению: во-первых, рассказать историю, во-вторых, прорекламировать фотографа или журнал. Как правило, модуль фотогалереи даже не позволяет представить контекст, в котором эти фотографии были сняты.

Что касается рекламных долларов, якобы служащих причиной исчезновения фоторепортажей из журналов – все это ерунда. Фотография продает, обложки и развороты – это то, что привлекает читателей... и последний раз, когда я проверял, написанные куски из тысяч слов тоже стоят денег. Я думаю, причина, по которой серьезная фотожурналистика находится сейчас за пределами иллюстрированных общественно-политических (не говоря уже о глянцевых) журналов, гораздо более зловещая. Писатели ставятся редакторами выше фотографов из-за псевдо-академических, классовых различий.

У меня такое чувство, что именно из-за этой системы двойных стандартов уважения и патронажа фотографы сдаются или сами себя подвергают цензуре и все чаще используют фотографию для иллюстрации текста. Думаю, что сайты, которые вы упоминаете, используют фотографию именно в качестве иллюстрации, даже представляя фотографию саму по себе, как какой-нибудь трофей на сайте. Если на MSNBC.com или WashingtonPost.com фотоистория действительно является ”откровенным визуальным репортажем” из Косово, Афганистана или даже Нью-Джерси, тогда почему не вынести ее на входную страницу, не дать ей самой сказать о событии? Не поймите меня неправильно, я не пытаюсь доказать, что эти сайты бесполезны, я всегда смотрю их с удовольствием. Просто в рамках Вашего вопроса я не считаю их АЛЬТЕРНАТИВОЙ, поскольку они составляют единое целое со своими печатными аналогами – та же редакционная и политическая философия, тот же стиль управления, тот же социо-политический имидж.

Л.Ф.: В чем принципиальная разница между корпоративными сайтами и независимыми ресурсами применительно к фотожурналистике? Станут ли сайты, подобные foto8.com обладать большим авторитетом, чем The New York Times?
Д.Л.: Новые средства передачи информации для меня – это люди и темы, которые выражают новое отношение и новый набор приоритетов в рамках существующей индустрии. Только потому что я использую компьютер, а не газетный лист для публикации – не делает мою работу принципиально новой. Да это новый медиУМ (то есть инструмент), но он не влияет на чей-либо способ работать. Корбис – компания, которая использует новый способ доставки – цифровой, но она традиционна во многих смыслах. Манера, в которой они нанимают и увольняют работников, скупают фотоколлекции ... терминология, которую они используют в контрактах с фотографами, не изменилась в лучшую сторону по сравнению с ”традиционными” путями получения прибыли.

Что до того, кто будет обладать большим авторитетом, вопрос мне кажется слегка неуместным, поскольку в журналистике очень мало абсолютов, люди получают информацию с самых разных точек зрения. Это все равно, что спросить, какой самый правдивый фоторепортаж о том или ином событии. Не может быть одного, потому что найдется несколько человек, расскажущих одну и ту же историю одинаково захватывающе с совершенно разных позиций.

Foto8 не похож на Eyes of the Low Countries, который не похож на Revue, который в свою очередь не похож на Photographer.ru или Untitled Magazine. Может быть, все мы начинаем с одного старта, но именно уникальная интерпретация одних и тех же тем делает все эти сайты ценными и нужными в своем роде для разных людей. Пожалуй, будет честно сказать, что самоценность или авторитет новых СМИ состоит в открытых дискуссиях и возможности рассказать истории средствами фотографии, используя множество новых форматов. Это здоровое явление – оно поощряет инновации.

Л.Ф.: До какой степени фотографы должны брать на себя труд по редактированию и архивированию собственной работы и ее последующей презентации? Каковы сегодня роли фоторедакторов и фотоагентств в отношении фотографов?
Д.Л.: Фотографы со временем были вынуждены заняться проблемами, которые раньше решались агентствами и редакциями. Я помню, что на протяжении краткого периода, длившегося около 3-х лет, фотографы получали компенсацию за интернет-доставку изображений в фотоотделы редакций. В конце концов, им было сказано, что они должны сами потратиться на дорогостоящее железо и программное обеспечение и бесплатно прилагать эти услуги к фотографиям.

Сейчас считается само собой разумеющимся, что фотограф будет снимать, редактировать и доставлять карточки на стол к фоторедактору в том виде, в котором он может немедленно их использовать, одним нажатием клавиши отправив в печать. Это палка о двух концах: с одной стороны, мы научились ценить собственный труд и не рассчитывать на помощь других, с другой – подверглись опасности стать полностью изолированными от клиентов, представляя из себя заглушки для стандартных заготовок в полосе. Контракт получит тот, кто быстрее и дешевле всех положит фотографии на бочку. Экс-фоторедактор лондонской газеты Guardian ушел с работы, потому что чувствовал, как его обязанности сводятся к массированному поиску по теме в электронных базах данных для представления всех возможных вариантов редакторам и пишущим журналистам...

Думаю, что фотографы всегда сами были хранителями своего ремесла, и хотя происходят значительные изменения в технологии процесса, у них должно быть право выбирать, что является важной историей, а что нет. Как вы пользуетесь этим статусом при поиске работы – личное дело каждого, но важно помнить: для того, чтобы у фотографии было будущее, нужно заботиться о ее прошлом. Для фотографа это означает ответственность в отношении архивирования и подачи своей работы. Если вы доверяете это тому, для кого фотография не является единственным приоритетом, будьте готовы, что результат будет для вас неподходящим. То же самое можно сказать об агентствах... существуют агентства, которые действуют в интересах своих фотографов, хотя было бы честным спросить у них, что они имеют в виду под ”интересами”. В этом случае ни у кого не будет вопросов, если агент вдруг решит продать архив фотографа с потрохами, чтобы обеспечить себе безболезненный уход из бизнеса.

Л.Ф.: По какой финансовой схеме могут строиться независимые интернет-ресурсы по фотографии?
Д.Л.: Я действительно не знаю ответа на этот вопрос. Нет нужды придумывать какой-то один путь для всех. Да, я хотел бы верить, что новации будут развиваться очень быстро, и мы сможем рассчитывать на финансирование наших проектов. Возможно, существуют способы искать средства совместными усилиями нескольких проектов. Но мне кажется, что этот вопрос немного забегает вперед. Пока достаточно того, что эти сайты существуют. Они финансируются в большинстве своем людьми, которые их издают... разве это новость? Всегда так было, когда повляются новые концепции, изобретатели должны ждать, пока традиционный капитал за ними поспеет. А пока мы планируем издание печатного журнала и надеемся выпустить его к началу 2002 года.

Л.Ф.: Как Вам удается сочетать карьеру фотографа с редакторской работой? Почему преданные своему делу фотожурналисты продолжают снимать репортажи, при всех тех неблагоприятных условиях, о которых мы говорили?
Д.Л.: Моя собственная карьера фотографа нельзя сказать, чтобы выживала, но моя причастность к фотографии намного выросла. Для меня вера в фотографию и вера в мои собственные фотографии – вещи тождественные. Когда я сегодня вижу проблему, о которой мне бы хотелось снять репортаж, я скорее спрошу себя, как сделать так, чтобы эта история была рассказана, неважно мной ли. Делать две вещи одновременно – здорово, но у фотографов и так слишком много поводов для волнений. Возможно, для истории будет лучше, если я найду заказчика для другого фотографа, чем сниму ее сам. Вот почему преданные фотографы снимают репортажи – они должны задвинуть на второй план проблемы рынка и сконцентрироваться на том, что им кажется важным и чего они могут достичь. Благодаря им, существуют и будут существовать фотодокументы, обладающие гораздо большей ценностью, чем та, которая исчисляется, скажем, журналом Newsweek в денежном эквиваленте.


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 7 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов