Наверх
Loading
| Интервью

Фотограф — это историк

Эдди Опп, директор фотослужбы ИД «Коммерсант»:

Эдди Опп родился в 1957 в г.Уйчита Фалс, штат Техас, США. Учась в школе, работал фотографом местной газеты The Herald and News городка Klamath Falls. Высшее образование получил в Lewis and Clark College, закончив его в 1980 по специальностям «экономика» и «французская литература».
Работал в США и Швеции аналитиком по статистическому анализу и маркетингу, программистом.
В 1990 приехал в Ленинград и поступил в Ленинградский государственный университет - изучать русский язык. В 1992 году переехал в Москву, где получил работу фотокорреспондента в только что созданной газете «Коммерсантъ». В 1994 году за репортаж «Штурм Белого дома» стал лауреатом конкурса «World Press Photo».
По-прежнему живя в Москве, работал свободным фотографом, сотрудничая с российскими и зарубежными изданиями, в т. ч. Time, Washington Post, The New York Times, The Financial Times, Paris Match, The Sunday Times, Dagens Nyheter. В 1996 году стал призером российского конкурса «Интерфото» за репортаж «Захват Буденновска» и портрет Бориса Ельцина.
С 1997 года Эдди Опп работает директором фотослужбы Издательского Дома «Коммерсантъ». В 2001 приглашен в Гарвардский университет читать лекцию на тему «Свобода прессы в России». В 2003 награжден высшей наградой фотожурналистики «Золотой глаз России» за «событийные репортажи в экстремальных условиях и неоценимый вклад в российскую профессиональную фотографию».
Сотрудничает с Российской Гильдией профессиональных консультантов, выступает на тему управления кадрами.

Эдди Опп
Эдди Опп
В чем состоят обязанности, призвание фоторедактора и чем определяется его профессионализм?

В издательском доме «Коммерсант» (дальше – ИД) различают бильдредакторов и фоторедакторов. Бильдредактор отвечает за иллюстративный ряд того издания, к которому прикреплен. Бильдредактор заказывает съемки, формулирует задачу фотографу. Предоставление фотографии или их отсутствие – на его ответственности. Фоторедактор – ассистент бильдредактора. Фоторедактор помогает ему во всех вопросах, не только организационно, не только на телефоне, но и на этапе предварительного поиска.
Бильдредактор – ответственная, почетная и видная обязанность. Это человек, представляющий фотослужбу ИД. Бильдредактор – не технический работник, а полноценный журналист. Он должен быть искушен и в фотографии в целом, и в фотожурналистике особенно. Быть в курсе всех событий, понимать их значимость, обладать хорошим воображением, понимать, насколько то или иное событие может быть выгодно фотографически. Если к какому-то тексту не идет фотография, это всегда должно быть сознательным решением бильдредактора – либо нет события, либо событие есть, но фотографии невыгодные. Можно разрешить ситуацию косвенными путями – поставить жанровую фотографию, руководствуясь соображениями целесообразности.
Все решения, которые принимает бильдредактор, предварительные. Окончательное решение принимает главный редактор, он говорит: согласен или не согласен. Формальные фотографии-«марочки» к поздравлениям с днем рождения не требуют главного редактора, во всех остальных случаях он обязательно смотрит. Работа бильдредактора – это работа эксперта фотографической части общей работы издательского дома. Нереально ожидать от главного редактора или его заместителей большой искушенности в области фотожурналистики. Со стороны руководства должна быть общая подготовка, и должна быть профессиональная фотослужба, квалифицированный, профессиональный бильдредактор, к которому есть доверие. Другое дело, что, как говорится, начальнику виднее и бывает так, что решение бильдредактора не всегда принимают.

То есть бильдредактор ИД «Коммерсант» – в идеале профессиональный фотограф, в прошлом или настоящем, умеющий защитить интересы своих коллег и подчиненных перед лицом начальства?

Я бы сказал так – бильдредактор есть главный фотоэксперт в выпуске издания, а его работа заключается именно в том, чтобы защищать фотографические интересы ИД в общем редакционном процессе. В нашей фотослужбе работают восемь бильдредакторов-фотографов. Над ними, кроме меня – шеф-редактор фотослужбы Юрий Дьяконов. Желательно, чтобы бильдредактор в какое-то время своей карьеры работал фотожурналистом. Вот наши бильдредакторы: на «Daily» – Вирджиния Лакомова, Александр Сизухин, Сергей Шахиджанян, интернет- версия – Мария Лобанова, «Власть» – Александр Тимошенко, «Деньги» – Александр Шестак, «Спорт» – Виктор Куликов, «Weekend» – Наталья Лидова.

Если коммерсантовский стиль еще существует, какими словами его лучше описать?

Думаю, что коммерсантовский стиль есть; другое дело, что он меняется со временем. «Коммерсантовский стиль» – это не какой-то патент, который нам принадлежит. Я бы сказал, что это наш подход. Мы стараемся не делать традиционной фотографии, фотографии протокольной. Информативная, знаковая, и привлекающая внимание фотография – вот это мы стремимся делать.
Конъюнктура в российской фотографии последние 10-15 лет сильно изменялась и развивалась. В начале 90-х российская фотография лежала в поле экстремального, резкого, шокирующего, и главного, с журналисткой точки зрения, не всегда профессионального обоснованного. Было время экспериментов и крайностей. Это объяснимо: изменения, происходившие в российской журналистике, были стимулированы все открывающимися и открывающимися общественными и политическими шлюзами. Снимали то, что раньше было нельзя. Не всегда соблюдались целесообразность, вкус, профессионализм. Российская фотография по сей день остается менее документальной, чем западная. С этой точки зрения, в целом, российская журналистика не доросла до уровня западной фотожурналистики. Можно взглянуть иначе: российская фотографии менее сухо прикована к документализму, может себе позволять больше присутствия мнения или оценки автора. Российская фотография бывает более яркая, более колоритная. У такого подхода есть и свои плюсы. В Коммерсанте мы не жертвуем документализмом – основополагающим принципом журналистики – но при этом пытаемся делать фотографии колоритные, яркие, с чувством юмора, не без иронии. И еще, в Коммерсанте мы так же уделяем большое внимание именно изобразительной составляющей нашей работы. Ведь фотография, и фотожурналистика, в том числе, не может не быть искусством.
Российская фотография в целом становится менее экстремальной и необоснованной. Профессиональной, я бы сказал. А мы стараемся, чтобы наши фотографии всегда отличались, были узнаваемы. При этом мы стараемся не переходить некую грань. Ведь когда пытаешься быть интересным или шутишь, не исключена возможность ошибки. Вообще жить интересно и ярко – рискованное предприятие.

Как бы вы описали роль фоторедактирования в работе фотожурналистики?

О, эта роль огромна и часто недостаточно оценивается. Фотограф предоставляет сырье, приносит алмазы, чтобы бильдредактор сделал из этих алмазов бриллианты – отбор, кадрировка. Без этой обработки сырье остается сырьем. Есть фотографы, умеющие «упаковывать» собственные фотографии, неплохо сами себя редактирующие, но это бывает довольно редко. Большинству нужна помощь в поисках «жемчужин». Хорошая фотография – это всегда тандем двух процессов, фотографирования и редактирования.

В чем специфика работы бильдредактора того или иного издания ИД? Какие задачи вы ставите перед бильдредакторами как директор фотослужбы?

У каждого издания своя направленность и своя специфика. Фоторяд должен вписываться в рамки направленности данного издания. У нас для всех действуют общие законы документальности и изобразительности, но каждый раз, отправляясь на съемку или просматривая принесенный материал, надо помнить и учитывать специфику издания, для которого съемка сделана.

Какими морально-этическими нормами вы руководствуетесь, до каких пределов может литься кровь в кадре в случае удачного покушения?

Вопрос не в крови, а в журналистской обоснованности и целесообразности. А вообще, журналистика просто отражение самого общества. Какое общество, такая журналистика. Но, как известно, есть разные слои общества. А потом есть разные люди, а у каждого свои личные морально-нравственные нормы. Какими принципами руководствуется человек в обычной жизни, так и будет себя вести в своей профессиональной деятельности. Журналист, на мой взгляд, – историк, не литератор. Это касается и фотожурналиста. В первую очередь он грамотно собирает и сообщает информацию. Несмотря на невозможность полной объективности, тем не менее информация может быть аккуратной либо неаккуратной. Пропаганда не имеет отношения к журналистике.
«Коммерсант» – не желтая пресса. У «Коммерсанта» либеральная направленность. Указания от высшего руководства и владельца мы не получаем, по крайней мере, фотослужба точно. «Коммерсант» – это очень положительное явление в ландшафте российской прессы. По крайней мере, я горжусь тем, что работаю в «Коммерсанте». Несмотря на мою собственную критику в наш адрес – и она точно есть – я считаю, что в целом мы делаем хороший журналистский продукт.

Что бы вы хотели усовершенствовать в подаче фотографического продукта издательского дома?

Желаемые мной усовершенствования лежат в двух плоскостях – где мы можем улучить именно наш фотографический продукт, а где можно улучить издательский продукт в изобразительной, фотографической части.
Что касается фотографического продукта, это отдельный разговор. Конечно, хочется фотографа-личность, именно Автора. Другое дело, что, в любом издательском товаре есть и «поток», где от нас требуется не всегда изюминка, зато всегда необходим профессионализм. У фотожурналиста я бы говорил о чувстве собственного достоинства, профессионального самоуважения, гордости за собственный товар. Сейчас все еще длится такой период, когда фотокорреспондент занят какими-то своими бытовыми проблемами, и вопрос о чувстве профессиональной гордости закономерно отступает на второй план. Но постепенно та гордость, которую испытывали, к примеру, советские фотографы за свой труд, мне кажется сейчас снова растет. А человек лучше всего работает, когда он гордится собой, доволен своей работой, своей профессией. Мы будем этому чувству способствовать теми инструментами, которыми располагаем. Другое дело, издательский продукт в целом. Фотослужба может предоставить изданию самые качественные, целесообразные фотографии, что не гарантирует их профессионального и качественного оформления в издании. Допустим, это изображение может легко просто не доходить до номера. Либо доходит, но в неправильном размере (правильный не означает большой). Либо изображение ложится в рамках не грамотно заверстанной полосы. В любом случае, страдает качество издания в целом. Ведь, в издательском продукте любого профиля помимо понятия о стилистике, есть и элементарные законы об информационном и эстетическом балансе, о наиболее выгодном, профессионально говоря, соотношении между текстом и изобразительными элементами. Законы эти нарушаются, чаще всего, либо по причине недооценки их значимости, либо не налаженного самого процесса сдачи номера. Последняя проблема может очень быстро превращать фотографии в разменную монету, где их наличие в издании проходит формально либо по остаточному принципу. И аргумент о нехватке для текста места – не аргумент. Его всегда не хватает, и не хватит. Проблема общая в журналистике, но надо сказать, что в этом смысле по сравнению с западом наши российские издания, особенно серьезные издания, значительно отстают. Хотя и в России уже есть сдвиги – «Известия» и «Независимая» энергично пытаются делать что-то в этом направлении. Это вопрос осознания, и времени. Российский потребитель уже научился ценить и требовать хороших автомобилей, научится и наш читатель требовать более качественно оформленных изданий. Это вопрос и конкуренции. Издания будут вынуждены уделять большее внимание изобразительному ряду, обновлению макета, подходам к использованию фотографии. Это касается как и столичного, так и регионального издательского рынка.

Как давно в «Коммерсант-Daily» существует еженедельная фотополоса, сопровождаемая удачными кэпшнами?

Два с половиной года. Она была и в начале 90-х, потом ее убрали. Это выгодный проект для фотографий, и забавно для читателя.

Как развивается ваша внешняя реализация?

Программа внешних продаж существует приблизительно пять лет, развивается неплохо. Фотографы получают свой достойный гонорар. Можно сказать так: развитие стремительное, но не драматическое. Есть у нас некие ограничения. Главный клиент фотослужбы – ИД «Коммерсант», поэтому в России мы не можем всем продавать все. И со стороны Запада спрос на российскую фотографию падает последние пять лет. При этом спрос на наш продукт растет. Отчасти это происходит потому, что наш архив и подход неплохо организованы, они подкреплены системными технологическими решениями.

Кто ваши учителя?

Трудно называть конкретных людей. Занимался фотографией в школе на юге штата Орегон, работал фотокорреспондентом в местной газете, общим тиражом 1500 экземпляров. Потом я бросил фотографию. Снова начал фотографировать в 1992 году в «Коммерсанте». Потом ушел из «Коммерсанта» на несколько лет и работал на западные издания и западные фотоагентства. За все это время много людей сыграли роль в моем формировании – и в том числе сотрудники фотослужбы «Коммерсанта». Самосовершенствование фотографа нераздельно от его развития, как человека.

Зачем вы стали бильдредактором?

Я работаю не бильдредактором, а директором в фотослужбе. Кстати, в моем отделе есть люди, которых я считаю лучшими бильдредакторами, чем я.

Есть ли материалы, которые вы мечтаете опубликовать как директор фотослужбы и в силу каких-то причин не сделали этого до сих пор?

Могу сказать только, что меня интересует социальная направленность, общественная тематика в целом, и она не особенно востребована в современных российских СМИ. «Коммерсант» – по российским меркам большая газета, а у нас только 24 полосы. «Общество» – всего 2 полосы в день. В том виде, как мы выходим сейчас, не вписывается много чего, в том числе и социальная тематика. Это будет меняться.

Ваши любимые фотографы?

Интересных очень много, сложно перечислять.

Ваш прогноз – как будет развиваться российский рынок фотографии в ближайшие пять лет?

Если мы говорим о фотожурналистике, всплеска интереса со стороны Запада ожидать не надо. А в России развитие фотографического рынка зависит от развития прессы в целом. Это в свою очередь зависит от развития жизненных приоритетов в стране и общества в целом. В случае роста потребности в качественной, либеральной прессе, будет расти и потребность в качественной журналистской фотографии.


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 6 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов