Наверх
Loading
| Имена

Фотография о путешествиях

Мартин Коллар /Martin Kollar/
Родился в Жилине, живет в Братиславе, по образованию оператор. Член агентства VU. Снимает мрачную повседневность с любовью к жизни

© Martin Kollar/Agence VU
© Martin Kollar/Agence VU
- Проект, который я сейчас делаю, в целом, о среднем классе в США. Проблема состоит в том, что Штаты были столько раз сняты и пересняты. Поэтому возникает вопрос: а как я хочу это представить? Пока что я поселился в Сиракузе, штат Нью-Йорк, думаю провести здесь полгода. Я не считаю себя великим путешественником, а предпочитаю поселиться в каком-нибудь месте на длительное время. Путешествие очень важно, чтобы проникнуть в суть страны и ее людей. Например, работа с символами в фотографии — соединить их вместе для выражения того, что происходит в конкретном месте, которое уже известно, не так легко. Заставить фотографии через символы заговорить о месте — это делает фотографию чем-то большим. По поводу моей идентификации, я не могу назвать себя настоящим тревэл-фотографом, я бы хотел им быть. Мне нравится работать над долгосрочными проектами. По большей части я делаю это для себя, мне это интересно. Например, в моем проекте по Восточной Европе, я провел на одном месте, не перемещаясь, довольно много времени, чтобы видеть все изменения: коллапс системы, изменения обстоятельств, изменение истории, как через все это проходят страна и люди. В новом американском проекте — то же самое, тот же источник. Что мотивирует меня — любопытство. Например, в проекте по Восточной Европе, понятно, все мы хотим быть счастливыми, люди проходят через трудное время, люди хотят быть ответственными за самих себя, свои решения. Воскресным утром они сидят на кухне и планируют сделать что-нибудь, чтобы им такое сделать, чтобы жизнь стала приятнее, лучше, все что угодно, начинают быть в какой-то степени активными. В такие моменты они выходят на улицу, гуляют в парках, и мне нравится следовать за ними, представлять, что они думают, как они только что планировали свою жизнь, сидя на кухне. Все мои проекты, не обо мне, а об обществе, скорее их можно назвать антропологическими. Мне хочется быть больше, чем просто фотографом. Я стараюсь быть как можно больше открытым лично, объясняя в фотографиях время, места. Эти фотографии нельзя назвать путешествием или арт-проектом, скорее это документальные проекты. Мне интересна временная капсула, скажем, через 50 лет мои работы можно будет рассматривать как запись времени, или личные рассуждения по поводу ситуации, пути, который проходят люди.
 В моих фотографиях находят много юмора, их можно так видеть, но я не считаю их таковыми, если взглянуть из другой перспективы, в моих картинках — человеческие истории, трагикомедии. Для меня важно, чтобы люди идентифицировали себя с героями на фото, тогда они смогут обнаруживать себя в подобных ситуациях, а значит, смогут изменять себя, играть с идеями, чувствами, видеть реальность. Мне не хочется рассказывать об этой конкретной фотографии, которую вы публикуете, мне кажется это не нужно. Она снята в типичной американской забегаловке, с ее типичным цветом и посетителями. Понятно, что она очень символична. В моих фотографиях заключена целая история, и для каждого зрителя она может быть своей.

Оливье Грюнвальд /Olivier Grunewald/
Француз, многократный лауреат и автор многих книг, последняя, «Природа», вышла в 2004. Фотографирует самые дальние и экзотичекие уголки планеты

© Olivier Grunewald
© Olivier Grunewald
- Не считаю себя фотографом, снимающим путешествия. Путешествие — всего лишь способ делать мою работу. Конечно же, я люблю ездить, но, с другой стороны — это необходимость: меня вдохновляет дикая природа, а во Франции, маленькой и урбанистической стране, где я живу, очень сложно отыскать огромные дикие пространства. Путешествие — также способ привести себя в хорошее психологическое состояние для работы и одновременно почувствовать этот источник вдохновения — дикую природу. В большей степени, чем тревэл-фотографом, я чувствую себя мастером пейзажей, природы и дикой жизни. То, что мне действительно нравится — приоткрыть природу, какой она была в начале Мира, словно первое утро Земли. Мне приходится ждать долгими часами, чтобы запечатлеть эту особую атмосферу, совершенно особый свет, изменения погоды. Это требует невероятного терпения.
Чтобы быть по настоящему хорошим фотографом, я стараюсь перестроить своими фотографиями собственное видение Мира. Это требует скромности, терпения, способности адаптироваться и четкой идеи того, что ты хочешь реализовать. Очень важно начать готовить себя к новой истории: еще дома я исследую тему, читаю, слушаю новости о стране, куда планирую путешествие. А когда я снимаю, стараюсь представить себе историю в журнале: начало — открытие, скажем, разворот. Затем я стараюсь описать историю — нарисовать ее план, как фильм. И превращаюсь в дикаря…
Оборудование, которое я использую, зависит от страны, в которой работаю, скажем, одно, если страна сухая, как Нигерия, или жаркая и влажная, как Гвиана, или холодная, как Камчатка или Гренландия. Обычно использую широкоформатную камеру, панораму и 35 мм, это 15—25 кг оборудования. Еще беру в путешествие свою маленькую дочь. Несмотря на то, что качество цифровых камер очень быстро улучшается, я как динозавр использую только слайды, думаю, качество пленки все равно лучше. Но очень опасаюсь, что с развитием цифровой техники слайды исчезнут!
Фотография из серии, которую я снял на Камчатке, была сделана в ее самом сердце — калдере вулкана Узон. Мы прилетели на вертолете. С воздуха пейзаж был невероятным: яркий огненный, благодаря осенним цветам. Это была не первая поездка на Узон, поэтому это специфическое место было мне известно. Я очень обрадовался плохим климатическим условиям, так как знал, что серое тяжелое небо подчеркнет атмосферу грязевого озера. И я бросился к этой грязевой луже, в надежде, что погода останется такой же плохой.

Георгий Пинхасов
Единственный российский фотограф в штате агентства Magnum Photos.
Снимает репортажи, портреты, моду, пейзажи, города. Живет в Париже

© Gueorgui Pinkhassov/Magnum Photos
© Gueorgui Pinkhassov/Magnum Photos
- Можно себя назвать фотографом, который путешествует.
Есть термин «стрит-фотограф» — человек, который не придумывает фотографию и реализует ее как идею, а человек, который идет по улице, или не обязательно по улице, коридору, или бульвару, — неважно, где фотограф реагирует на жизнь и может цеплять первичную информацию. Для меня же информация вторична, важнее, что фотография должна заставить реагировать. Как человек реагирует на гармонию, есть нечто подобное гаммам в музыке: из того же ряда золотое сечение, когда у человека есть абсолютная гамма, визуальная, и никаких мотивов. Они могут быть разными, скажем, конструктивизм, но лучше их не перекрещивать, как гаммы, иначе эклектика происходит, нет чистоты ощущения.
Изначально я помню, что во мне этого не было, по началу я ходил путешествовать в кино, в те времена ничего другого не было, фото, связанных сюжетом, сознания не было, был чистый лист. Что-то еще, я помню как вспышка попала, я почувствовал, что красивое есть. Потом помню, прочитал Марка Шагала. И научился реагировать на совершенство, это привычка: я смотрю, я замечаю, я в фотографиях замечаю, прислоняешь ко лбу фотоаппарат, все меняется, все исчезает, как в той игрушке, которую крутишь — калейдоскоп — перед тобой возникает мир, сам крутится, или ты игрушку крутишь. Это большая ошибка и для фотографов, перед глазами возникает калейдоскоп, потом начинается дефиниция — определение: снимать, снимать, снимать, улучшая, улучшая, потом понимаешь, что проскакивает — не дошел. Когда я увидел контактные отпечатки Картье-Брессона: снимает — ничего, ничего, ничего, а потом его что-то заинтересовало, нашел — и пленки одну-две. Ситуация, где предчувствие ведет…

Когда я снимаю, неважно — сделать одну картинку или историю, главное, что цели нет. Это самая большая ошибка — знать, что есть цель, застреваешь на одном, начинаешь повторяться, когда ищешь то, что ты уже сделал. А продолжать наблюдать также этот мир -непосредственно, без корысти кому-то понравиться.
Не ты несешь, тебя несет.
Фотографию, которую вы публикуете, я снял в Японии: я не шел к ней, я не знал что что-то где-то есть, совершенно случайно. Я шел на встречу, которая не состоялась, потому что меня привлек свет. В японских небоскребах на окнах такие шторы, сквозь щели которых проникал свет, навстречу мне выходили бизнесмены, как это бывает после рабочего дня, наверное, шли в бар, я тут же бросился снимать. Этот свет держался всего пару минут, затем исчез. Эта была кульминация и все исчезло, все эфемерно. Когда ты умеешь фотографировать, музыку слушать, можешь проявляться где угодно, хоть детей растить, одним словом, должен быть личностью.
Снимать люблю камерами, которыми удобно и быстро снимать, конечно, важно и качество. В профессии ты должен быть быстр, реакция важна, камеры современные, которые позволяют войти в пространство, где раньше не осмеливался быть, увеличенная скорость позволяет делать то, что раньше я не успевал или не осмеливался делать. Я очень легко меняюсь.
Художнику нужна свобода, но не значит, что он что хочет, то и делает. Счастье, что он сам не знает, чего он хочет, он ведом. Он сам себя не может ограничить. Это чудо вдохновения, или если оно есть, если возникает, пошел, потом наблюдаешь, будучи придирчив к себе — каждый сам ищет, ищет, есть в этом своеволие, и требовательность к себе.
Уличный фотограф, ходит по улицам или поднимается в лифте, реагирует на то, что происходит. Это как акт — это та реальность, тот свет, что фиксирует ипостаси окружения и собственные реакции на окружение, реальность.

Нарель Отьё /Narelle Autio/
Живет в Сиднее и много времени проводит у океана. В 2000 году вместе с фотографом Трентом Парком издала получившую много наград книгу «Седьмой вал» — про быт австралийских купальщиков

© Narelle Autio/Oculi/Agence VU
© Narelle Autio/Oculi/Agence VU
- Фотографии на пляже сделаны во время моего собственного путешествия по Австралии, они непосредственным образом фотографии моей жизни. Я не снимала их по заказу для журнала.
 В общем, я называю себя просто фотографом, но если все же уточнить, сузить определение, я — документальный фотограф.
Мое вдохновение — это жизнь, люди… и Австралия. Свет здесь так прекрасен… Я провела несколько лет своей жизни в Британии и только после возвращения домой поняла, чего мне так не хватало.
Моя работа всегда о естественном моменте. Мне нравится наблюдать и находить что-нибудь интересное, прекрасное, странное, среди того, что случается вокруг меня. Мне интересна жизнь и повседневностm настоящего момента. Для меня жизнь приносит что-то невероятно особое, то, что невозможно даже представить. В такой момент я понимаю — именно это важно для меня. Неожиданность того, что может никогда не проявиться снова. Кажется, что я просто втянута в события, которые заставляют меня улыбаться, и в такие моменты моя работа становится очень оптимистичной. Мне нравится, что появляется хорошее ощущение от мира.
Мне никогда не удавалось поработать над настоящей тревэл-историей, но мне кажется, хорошей картинкой про путешествие будет та, что возбудит во мне желание прыгнуть в самолет и сделать такую фотографию.
Обычно я использую Leica М6, но например, когда я работала на пляже, я пользовалась аппаратом Nikon для подводной съемки, обе камеры достаточно малы, незаметны и портативны. Вообщем эти камеры остаются назамеченными, когда я снимаю, так как все мои фотографии непосредственны, прямы, выбор камеры важен для меня. Тем не менее, мне кажется, что цифровые камеры важны в работе, при жестких сроках, когда необходимо быстро доставить фото в редакцию. Для своих персональных работ я предпочитаю простоту пленочного аппарата. Для дальних, заброшенных областей они остаются самыми надежными, и с их помощью намного легче справиться с ситуацией, когда она приобретает непредвиденный, трудный характер.
Фотография, которую вы публикуете, я называю «Ныряльщики». Я сняла эту картинку жарким летом в Сиднее, Австралии. Кловели Бич — широкий защищенный от океана скалистый бассейн, настоящий рай для многочисленных морских созданий и, надо сказать, мое самое любимое место. Тем летом много семей, пытаясь сбежать от городской жары, купались и ныряли в этой чистой воде, рассматривали подводные пейзажи и кормили рыб. На этой конкретной фотографии плавцы-ныряльщики опускаются в глубь, пытаясь догронуться до квинследского малоглазого групера, скрытого на дне среди скал, что называют Блей.

Гулливер Тайс /Gulliver Theis/
родился во Фрайбурге, учился в Базеле, Лауреат многих фотографических премий. Снимает путешествия, моду, рекламу

© Gulliver Theis
© Gulliver Theis
- Когда путешествуешь, выбор камеры зависит от истории. Я использую 6 систем камер, так как любая история имеет несколько частей, в конкретной съемке использую 2—3 камеры. Лично я люблю снимать широкоформатной камерой 4.5х5 дюймов — это философия. Миллионы людей снимают и продуцируют различные фотографии, но как профессионалу, мне хочется придумать картинку возможно наилучшим образом, хочется отличаться от простой любительской фотографии, создавать совершенную картинку. Снимая на широкий формат, начинаешь быть уверенным в результате, так как производство любой фотографии стоит тебе времени, денег и проч. Поэтому появляются свои ценности, начинаешь придавать значение в съемках деталям, возможностям, возникает необходимость быть точным. В результате получаешь совершенный результат, теперь его можно печатать на большом формате, и тогда это становится предметом искусства. Вот почему я стараюсь быть точным и совершенным.
Из чувства профессионализма я приобрел последний цифровой Никон. Было бы ошибкой сказать, что я не люблю цифровую технику, но мне она нравится по определенной причине: мне нравится идея делать совершенные снимки, а не продуцировать тонны фото, которые могут быть просто хорошими. А с цифровой камерой легко работать и публиковаться. Но у цифровой техники есть особое качество, я называю ее «большая ложь». Часто в журналах спрашивают, снимаете ли вы цифрой, это дешевле для нас — можно избежать расходов на пленки, проявку, сканирование и т.д. Но на самом деле, цифровая техника очень дорога, плюс новые системы для цифры стоят дополнительных денег, а журналы не хотят платить «экстра», забывая, что фотограф делает всю подготовительную работу, а затем и заключительную — редактирует. Например, снимаешь 3—4 дня, и чтобы отредактировать всю съемку, необходимо раскрыть все фотографии на экране компьютера, а это занимает часы, даже дни, когда же я работаю с контактными отпечатками, редактирование всей истории занимает 10 минут.
Если определять меня как тревэл-фотографа, то в каком-то сложном понимании: я объединяю различные стили — моду, путешествия и машины. Как у хорошего фотографа, проявляется способность видеть предмет различными способами, видеть картинку в пространстве. И становится не важным машина, пальма или модель — это стиль видения, это то, что я хочу видеть в себе самом, это то, что есть в моем портфолио. Мне нравится снимать путешествия и моду, но очень сложно выжить на эти деньги, поэтому появляется третья часть — реклама. Хотя здесь есть ловушка: появляются деньги и возможности съемки, но с точки зрения фотографии — ничего.

Что делает хорошей фотографию про путешествия? Существует множество возможностей для хорошей фотографии, но основные моменты — это найти решение для твоего видения и компромисс, соединить нечто в одной фотографии, например, в репортаже о городе появляется множество возможностей исследовать и переживать город — культурных, этнических, — важно найти решение и основные точки, которые описывают ситуацию. Можно, например, гулять по городу 5 дней и в последний день начать снимать, или можно найти исходную точку для начала и с каждой фотографией ты чему-то учишься, с каждым шагом раскрываешь что-нибудь новое… Хорошего фотографа делает способность находить решение — техническое, фотографическое, стилевое. Путешествие дает ту свободу, которой нет в рекламной съемке — обычно шеф сидит у тебя на шее, говоря, что делать. В поездке я вправе делать то, что хочу.
История, снятая в Дубае, пример того, как ищется решение для конкретного места. Мальчики стоят в аквапарке, в действительно странном месте. В Дубае стеклянный небоскреб стоит у гигантского аквапарка, который является самым большим за пределами США, в регионе, в котором, по идее, не так уж много воды. Но они тратят 3 миллиона литров воды в день. Ощущение, что это место слишком искусственное, показное, поэтому я постарался найти решение, чтобы подчеркнуть всю странность мышления в Дубае. Мне показалось, что два английских мальчика — хорошая возможность отразить всю странность места, поэтому я осветил их в такой жесткой манере. Они работали со мной всего 10 минут, и я страшно полюбил их за рыжие волосы и плавки в рыбках. В общем, приходится работать с тем, что ты обнаруживаешь на месте, и мальчики были наилучшим выбором. А чтобы убедить людей работать с тобой, используешь все лучшее, что в тебе есть, свой неповторимый шарм и проч. Чтобы быть настоящим фотографом всегда приходится отдавать всего себя другим.

Филип Бленкинсоп /Philip Blenkinsop/ Родился в Австралии, но последние 16 лет провел в Азии, готовя репортажи для газет и журналов о жизни в Камбодже, Лаосе, Вьетнаме, Таиланде, Индонезии и Восточном Тиморе

© Philip Blenkinsop/Agence VU
© Philip Blenkinsop/Agence VU
После школы я устроился фоторепортером в одну из сиднейских газет, но быстро понял, что это не для меня: рамки, которые накладывал жанр «пойди туда, сними это», меня очень стесняли. Тогда я продал машину, купил «лейку» с набором объективов и решил уехать. Но куда? В Америку? В Советский Союз? В конце концов я выбрал Таиланд, потому что меня заинтересовала Азия, а из Бангкока легко можно попасть в любую ее точку. Тогда как раз был конфликт на тайско-бирманской границе, Камбоджа жила в атмосфере гражданской войны. Сначала я чувствовал себя охотником в погоне за красивой картинкой, но потом научился отделять эстетическую составляющую фотографии от смысловой. Теперь я снимаю жизнь как она есть — и это мешает мне продавать фотографии, из-за того что они слишком жесткие. Люди считают меня больным, потому что я часто снимаю не то, что они хотят увидеть. А я хочу давать голос своим героям, делать так, чтобы через мои фотографии они могли говорить. Очень важно, чтобы фотограф осознавал, что происходит у него перед глазами, чувствовал ответственность за свои кадры. Я, например, не использую цифровые камеры, потому что они чрезмерно ускоряют процесс, не позволяют остановиться, подумать, установить более глубокий контакт.

Материал был впервые опубликован в сокращенном варианте в специальном приложении к журналу Афиша-МИР


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 10 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов