Наверх
Loading
| Современники

Павел Антонов

Быть Свободным
Павел Антонов. Фото Игоря Вешнякова
Павел Антонов. Фото Игоря Вешнякова
Павел Антонов. Фото Дмитрия Кияна
Павел Антонов. Фото Дмитрия Кияна
1 из 2
Горячие клавиши: ← Предыдущее фото → Следующее фото

Полтора года назад (1998) Павел Антонов уехал в Нью-Йорк и стал заниматься тем, чего ему так не хватало в Москве: реализацией себя как фотографа.

Если человеку не хватает свободы, у него только два выбора: либо пассивно ждать чуда, либо принимать самостоятельное решение — и браться за все самому. Польза от второго очевидна, и более того — свобода принимать самостоятельное решение дает выплеск творчества.

Нью-Йорк. Сворачивающий набекрень воображение Манхэттен: 42-ая Стрит и Таймс-Сквер, прямые, как стрелы, первая и вторая авеню, витиеватые улочки Гринвич-Виллидж, Сохо, Челси, Литтл-Итали. Если кому попадется на глаза человек, несущийся на роликах, то процентов на девяносто можно быть уверенным, что это — Павел Антонов. Вспомнили?

Он спит по три-четыре часа в сутки — иначе не успеть. Жизнь в Нью-Йорке кипит. За день происходит столько, сколько в любом другом крупном городе мира — за месяц, а то и за все шесть. Этот человек не позволит, чтобы день делал его, и постарается, чтобы все было с точностью до наоборот. Ни часу не потерять: сегодня — у скульптора Эрнста Неизвестного, завтра — у художника Юрия Горбачева, послезавтра — у актрисы Аллы Клюки или у остановившегося в Нью-Йорке с выставкой Сергея Бугаева.

Стиль фотографа заметно изменился по сравнению с тем, что было два-три года назад. Вместо студийного света и фона — естественное окружение. И к прежней эксцентричной манере прибавилась заметная раскованность, раскрепощенность, легкость и динамика. Что ни портрет, то полная импровизации картинка. "По сравнению с прошлыми проектами (один из них — "100 портретов России", совместная работа с Хайди Холлинджер), я полностью поменял концепцию, — говорит фотограф. — Теперь главным является не кто снят, а как снято. Я пытаюсь использовать всю гамму фотографических приемов, в которых был вынужден отказывать себе ранее. Это съемка с цветными фильтрами, "запроявка" негативов, крупное зерно, съемка на старую пленку и прочее. И хочется еще, чтобы достойные люди получили достойные фотографии".

Внутренняя свобода. Без нее никуда. И не существует самореализации без гармонии внутренней свободы с внешней. Самореализация без ограничения, хватило бы только времени — это ли не наслаждение жизнью! И заехавшие в Нью-Йорк Андрей Вознесенский и Александр Филиппенко получают такие снимки, о которых и не думали! И Аркадий Кириченко — известный отечественный (несмотря на то, что он вот уже девять лет как в США) джазмен — летит с инструментом в обнимку по Таймс-Сквер; и Эрнст Неизвестный — отражением в зеркале на Гранд-Стрит в Сохо. Всего-то нужно — сыграть по правилам фотографа: подчиниться его воле, фантазии и изобретательности, пусть где-то и хулиганской. "Жанр портрета сейчас не в моде в России — я вижу это в журналах: "снэпшоты" с вечеринок или банальные студийные кадры. Ну и пусть, а я буду делать то, что считаю нужным".

Антонов — это забраться на крышу небоскреба и под пронизывающим ветром устроить съемку часа на четыре, испытывая нервы местной охраны: кто разрешил, и какого черта этим русским тут надо? Антонов — это упасть на спину перед зданием-утюгом Flatiron и полчаса долбить на спуск, заставляя вас переступать, прыгать через него и почти падать от потери равновесия. Завести всех вокруг во время съемки, так что час вылетает со скоростью минуты, — это Антонов. Серия предлагаемых вам снимков — это часть из того, над чем в данный момент работает фотограф, и что должно составить книгу портретов тех, кто представляет современную русскоязычную культуру. "В книге будут представлены люди, которые, на мой взгляд, внесли весомый вклад в культуру моей страны. В Америке ли они живут или в России — не важно где, важно — как. Успеть нужно многое. Это и Барышников, и Илья Кабаков, и Фетисов. Много хороших людей в Америке, много в России. Жаль, что не всех я могу снять. Но кто же может всех?"

Энтузиазм Павла Антонова заразителен — суметь ворваться в Нью-Йорк и без ощутимой поддержки стартовать в совершенно новых условиях! По большому счету такой целеустремленности и нацеленности на результат можно только позавидовать. Что ж, будем следить за развитием истории...


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 6 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов