Наверх
Loading
| Фестивали

Хьюстон, FotoFest и религия фотографов



Doug and Mike Starn, Absorption + Transmission
FOTOFEST2006 Exhibit at The New World Museum
Открыв один из последних номеров журнала ZOOM, я с удовольствием прочитала, что мою нелюбовь к слову «фотохудожник» разделяют многие, в том числе, известный московский автор Владимир Клавихо-Телепнев. Это замечательно. Это означает, в фотографическом сообществе есть движение, и не только броуновского характера, это означает, что люди, занимающиеся фотографией, куда-то стремятся, ставят перед собой цели, пытаются обозначить себя и обозначить пространство, «полочку», на которую сегодня они претендуют. Это прогресс. От репортажа и рекламной фотографии кто-то переходит вначале в ряды фотохудожников, а избранные стремятся выше, туда, где авторов называют «художник», лишь затем поясняя, в чем художник проявляет свой талант: в фотографии, с помощью видео, живописи или цифровых технологий.

Так и с фестивалями. Есть те, кто изначально всеяден, а есть фестивали, которые дорастают до состояния, в котором они могут вместить новаторские подходы, позвать художников из других видов искусств, нисколько ни умаляя своей репутации. Что я имею в виду? Во-первых, объяснюсь, что такое фотографический фестиваль. Явление не новое, слово на слух привычное и оттого не многие готовы задумываться, что под ним подразумевается. Безусловно, фестиваль — форум, изначально «место встреч» различных партнеров, чьи интересы сосредоточены в сфере, где происходит фестиваль. В нашем случае, фестиваль фотографии.

Первые фестивали появились около тридцати лет назад и были, в первую очередь, ярмаркой, куда приезжали фотографы и фоторедакторы и где в одном месте за несколько дней можно было продать свой архив, готовые проекты и заручиться новыми связями, получить заказ на работу, или начать продвижение уже созданного в виде выставки или публикации. Ярмарка, связанная с фотографией, безусловно, привлекательна для огромного числа людей, любящих фотографию и ничего в ней не понимающих, кроме того, что это интересно и здорово. Вокруг события профессионального формата есть оболочка для широкой публики. Выставки. Мастер-классы. Вечеринки и аукционы фотографий. Работа галерей, продающих фотографии; книжных магазинов, продающих фотоальбомы. Все, кто оказывается в «поле радиации» фестиваля фотографии, не остаются без работы.

Почему возникли фестивали фотографии? Потому что фотография как сфера профессиональной деятельности постепенно институциализировалась, и многочисленным институциям, работающим с фотографией, потребовалась общая территория для встреч. Для решения в короткие сроки многих вопросов со многими коллегами. Фестивали фотографии изначально появлялись там, где пространство фотографии было развито до той степени, когда требовался новый формат общения, над- институционный. С другой стороны, фестиваль фотографии начинает сам влиять на существующую в фотографии ситуацию, продуцировать новые формы взаимоотношений между фотографами и потребителями их труда.

В этом смысле искусственным, нарочитым представляется опыт фотографической биеннале в Москве, да еще африканских государств, где фестиваль фотографии оказывается экспортом культурных благ, подарком колониям от бывших владельцев, поскольку внутренняя ситуация фотографического пространства, рынка еще не достигла в развитии потребности в формате фестиваля. Московская фотографическая биеннале событие массового поп- пространства, не дающая отдачи профессионалам, подобно фотографическим фестивалям в Европе и США, а теперь и новым фестивалям в Азии: в Китае, Индонезии. Отсутствие развитой фотографической структуры — ответ на вопрос, почему нет фестиваля в Австралии (хотя сейчас в этой стране выросло поколение замечательных фотографов — звезд американских и европейских фестивалей), почему не долговечны фестивали в Южной Америке, почему нет фестивалей фотографии на Ближнем Востоке, хотя фотография оттуда — хит мировых фестивалей последнего десятилетия.

Появление и успешное развитие Хьюстонского Фотобиеннале (FotoFestб с 1986 года) как раз является иллюстрацией процесса накопления «критической массы» фотографического пространства. Уже существовали фотографические фестивали в Европе. Несмотря на развитие фотографического бизнеса, галерей, на традиционность собирания фотографических коллекций музеями, на развитие фотографических школ, агентств в США, центром фестивального притяжения оставалась Франция. Но в Америке уже появилась необходимость в собственном месте «плотного и продуктивного общения» профессионалов. Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Чикаго, Сан-Франциско — старые фотографические столицы США, вероятно, не обладали в тот момент людьми с харизмой, подобных фотографам Фредерику Болдвину и Венди Вотресс, обосновавшимися в конце 1970-х в Техасе. Юг США был в фотографическом смысле «ничьей землей». Но территорией крайне привлекательной. Хьюстон нуждался в культурных событиях, которые придали бы городу не только славу нефтяной и банковской столицы юга США, но и культурного центра. С другой стороны, отсутствие культурного снобизма в провинциальном Техасе (который может разрушить самые благие начинания, чему мы в Москве неоднократно становились свидетелями) позволили FotoFest вырасти в крупное событие, одно из самых авторитетных в своей области в мире.

Что такое FotoFest? В первую очередь, это место, куда раз в два года в марте съезжаются профессионалы фотографии со всего мира. Кто именно? Там вы не встретите продавцов техники и фотографов рекламы. Фотография на FotoFest это современная визуальная культура, средство коммуникации и познания в современном мире. Туда не приезжают, чтобы узнать, как пользоваться Photoshop или новейшим техническим оборудованием. Для этого есть ярмарки фотографической техники. На FotoFest не приезжают начинающие: выложить круглую сумму на дорогу могут далеко не все, да и не ждут в Хьюстоне тех, кто еще только учится говорить на языке фотографии. При этом FotoFest смог объединить тех, кто изначально принадлежал к разным «кастам»: владельцев галерей и кураторов музеев, издателей книг и фоторедакторов агентств и средств массовой информации. Важным объединяющим моментом стало общее понимание профессионалами разных «каст» фотографии как современного технологического искусства и средства коммуникации. Поэтому на FotoFest можно встретить и фотожурналистов, и художников, использующих фотографию как один из своих медиа.

Основатели FotoFest сами в прошлом фотожурналисты и для них фотография — средство социального влияния, именно поэтому FotoFest каждый раз заявляет глобальную тему, имеющее отношение к непосредственным проблемам мира, планеты (так, в 2004 темой фестиваля была «Вода», а в 2006 одна и тем — «Ответ художников насилию»). С другой стороны, на FotoFest не услышать споров о том, является ли цифровая фотография серьезным явлением. Еще в 2002 темой фестиваля было «От классической фотографии к новым технологиям», уже тогда фестиваль заявлял, что новые технологические искусства на основе фотографии — новый шаг в развитии самой фотографии. Когда музеи и консервативные центры фотографии и галереи еще сомневались, работать ли с цифровыми отпечатками и задавались вопросом, показывать ли на фотографической выставке мультимедийные проекты, для FotoFest этот вопрос уже был понятным: прогресс не остановить, с новыми явлениями нужно работать, чтобы управлять технологией в рамках основной задачи — гуманистической передачи информации о мире для сохранения мира. Поэтому сегодня в FotoFest на вопрос, чем является эта организация, обычно отвечают: «платформой для реализации новых идей, для коммуникации художников и общества».

В рамках этой деятельности FotoFest работает с фотографическими школами, традициями разных стран: фотография понимается как язык, а разные школы вносят свою лепту в его развитие. Так, благодаря этому фестивалю в начале 1990-х в моду вошла латиноамериканская фотография, потом было открытие фотографии Кореи, Китая, новой и, наоборот, дореволюционной фотографией из России. За последние годы FotoFest в сотрудничестве с отделом фотографических и мультимедийных проектов Московского музея современного искусства показал несколько выставок русской фотографии. В 2002 это была «Русская пикториальная фотография. 1880-е — 1990-е», которая представила русский пикториализм как культурное явление, традиционное для этой национальной культуры, сохранившееся, несмотря на неоднократные перемены политического строя в стране; в 2004 в рамках темы «Вода» FotoFest представил выставки петербургских авторов Алексея Титаренко и Андрея Чежина — как два взгляда, сквозь литературную и иконическую традицию на воду в истории и культуре «Северной Пальмиры»; а в 2006 на FotoFest в рамках темы фестиваля «Планета Земля» прошла выставка Вадима Гущина «Дерево и Хлеб» и в рамках темы «Ответ художников насилию» — выставки АЕС+Ф, предоставленная Московским домом фотографии, и Сергея Браткова «Солдаты и солдатки», предоставленная галереей «Риджина».

Одним из самых важных событий в рамках фестиваля, о которых знают по всему миру, является просмотр портфолио приглашенными гостями фестиваля, так называемый Meeting Place — место встречи фотографов и их потенциальных кураторов, редакторов, коллекционеров. В нем, среди более чем 600 авторов, представляющих свои портфолио, уже несколько раз принимали участие фотографы из России. Для каждого из них это был новый, серьезный шаг в карьере.

В заголовок статьи я вынесла FotoFest и религию. Фестиваль воспринимается в профессиональной среде как явление, расположенное у самого пика иерархической пирамиды внутри фотографии. В какой-то мере этот фестиваль стал предметом культа. Но культа в хорошем смысле этого слова. Рассчитывая свои последующие шаги, намечая этапы, которые хочется достичь, фотограф ставит среди них и FotoFest. Как Meeting Place, как место, где пройдет выставка. Как обозначение нового периода в собственном творчестве. А иначе зачем нужна религия, как не для того, чтобы поддерживать веру в то, что наша жизнь имеет смысл, что наше дело необходимо.

Читать на сайте ЦИФРОВИК здесь


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 10 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов