Наверх
Loading
| Фестивали

Братиславский Международный

10 Месяцев Фотографии

Каждая уважающая себя мировая держава имеет нынче один, а то и два фотографических фестиваля. Но их известность определена не годом создания, а уровнем происходящих событий, именами гостей и значимостью для фотографического процесса.

Если вы спросите человека, бывавшего в Братиславе о столице Словацкого государства, вы услышите о ней как о промышленном и культурном центре. Вам расскажут о старом граде и мосте через Дунай, построенном на месте кварталов старого города. Человек фотографический назовет вам другие ориентиры: Братиславский фотографический фестиваль, ИМАГО, галерея «Профиль», Вацлав Мацек. Потом, подумав, может перечислить самые известные выставки фотографии «всех стран и народов», представленные за последнее десятилетие в Братиславе: Роберт Капа, Анни Лейбовиц, Себастиано Сальгадо, Александр Родченко. Ряд звездный…

Месяц фотографии в Братиславе начинали создавать в 1991 году, не самом радостном в истории нового государства. Постоянные рокировки и увольнения в сфере культуры, инфляция, отсутствие финансирования даже для поддержания памятников культуры. Но фестиваль состоялся. Первые четыре года, как говорят его организаторы, фестиваль преследовал цели просвещения: за годы социализма публика, как и в России, представляла фотографию в виде сопроводительного ряда агитационных выставок народного хозяйства. Узкий круг фотографов и любителей воспринимал фотографию как мировой процесс, объединяющий информационное и художественное пространства, но происходящий по другую сторону «железного занавеса». Представить, насколько желанным было участие в этом процессе для словацких фотографов, можно, лишь сравнив его притягательность и недоступность с чешским журналом «Фото Ревю» для советского фотолюбителя. И действительно, первые годы фестиваль содействовал показу в Братиславе выставок Капы и Картье-Брессона, других звезд мировой фотографии; в рамках фестиваля организовывали и показывали выставки старой и современной словацкой фотографии. Постепенно стало понятно, что, несмотря на разрушение политического пространства Восточной Европы и Советского Союза, существует культурное пространство Центральной и Восточной Европы, включающее Россию, и без показа выставок этих стран невозможно проводить фестиваль, который к середине девяностых уже претендовал на участие в мониторинге современного фотографического процесса. Так, в программе фестиваля с 1996 года появились ежегодные российские, белорусские, украинские выставки. Только РОСИЗО за пять лет показало 12 российских выставок. В первый год из Москвы были привезены работы наших очень талантливых современников Николая Бахарева (Новокузнецк) и Михаила Ладейщикова (Йошкар-Ола). В 1997 году прошли выставки Сергея Лобовикова, великого русского пикториального фотографа, и белорусских фотографов, посвященная Чернобылю (этот проект до сих пор имеет большую международную известность и в 2000 году был показан в Роттердаме), показ фотографий Сергея Осьмачкина (Самара). В 1998 — выставка Александра Гринберга, еще одного классика русской художественной фотографии первой половины ХХ века (ради нее специально приезжали американские эксперты), экспозиция анонимной фотографии (представление одного из крупнейших частных собраний России) и работ Алексея Титаренко (Санкт-Петербург; участник Люксембургской экспозиции лауреатов международного проекта «Фото-Мозаика» в рамках последнего братиславского месяца фотографии). В 1999 году выставкой номер один фестивальной программы была экспозиция Александра Родченко в галерее города Братиславы. Казалось, российская фотография была представлена широко, и уже были показаны самые знаменитые ее имена. Но в этом году к юбилею фестиваля РОСИЗО привез двух авторов, ставших настоящими открытиями братиславской программы и для международной фотографической публики, и для присутствовавших российских гостей (поскольку выставок этих фотографов в таком масштабе в России еще не проводились). Герои фестиваля — провинциальный фотохудожник Леонид Шокин, чей архив был сохранен благодаря коллекционеру Михаилу Голосовскому, и один из самых ярких мастеров современного Петербурга Андрей Чежин.

В молодости, пришедшийся у Шокина на двадцатые годы нашего века, он был многообещающим автором художественной фотографии, но его зрелость совпала с годами разгромной критики «чистого искусства» в фотографии, и вместо возможной международной известности ему было уготовано стать газетным репортером в маленьком волжском городке, где, в отличие от центральной прессы, не было жесткой цензуры, и шокинская фотокамера запечатлела все этапы постепенного изменения и крестьянского уклада хозяйствования, и общественной жизни, и самого образа русского провинциала. Возможно, для истории мировой фотографии имя этого мастера останется второстепенным, но оно стало тем фотографическим фоном, на котором творчество известных репортеров — Бориса Игнатовича, Аркадия Шайхета и даже Александра Родченко — смотрится по-другому. В истории отечественной фотографии советского периода появился автор-реалист в ряду мастеров соцреализма, творцов мифов своего времени.

Андрей Чежин известен в фотографическом сообществе за рубежами России уже более десяти лет, его карьере в фотографии — за двадцать. Он участник бесчисленного множества выставок и фестивалей, но везде, как это принято у молодых авторов, присутствовал одним-двумя свежими проектами. Выставка в Братиславе впервые показала избранные работы последних пятнадцати лет вместе; его ранние хиты «Красный квадрат» и «Трансформация» соседствовали с последней серией «Санкт-Петербург 2000», заставшей врасплох многих фотографических кураторов, славящихся пророческим даром и ясновидением путей развития мирового фотографического процесса. Выставка Чежина — образчик русской удали и лукавства, энергийности произведений, пропитанных постмодернистской иронией и над классиками, и над современниками.

Но выставочная программа Братиславы не ставит, разумеется, своей целью продвижение только российской фотографии. Ее задача — представление современной картины фотографической жизни региона, соединение разных жанров и стилей фотографии как таковой и разных подходов к созданию фотографических экспозиций. Среди более чем двадцати международных фотофестивалей Братиславский принадлежит к тому немногочисленному ряду, что не определяет заранее основную тему следующих фестивалей. И это позволяет показывать самые свежие, не укладывающиеся ни в какие кураторские рамки, проекты. По сути, фотография сама создает галерейно-выставочное пространство, а не вписывается в уже созданные концепции. В этом году самыми яркими событиями Месяца фотографии в Братиславе можно назвать выставки Августа Зандера, чьи оригинальные отпечатки были представлены в пугающих иллюзорной достоверностью цифровых копиях, и Мартина Мартынчика, девяностолетнего словацкого классика, соединившего в своем творчестве крестьянский жанр и абстрактную фотокартину. Среди важнейших экспозиций фестиваля — показ современной польской фотографии (куратор Марек Грыгиль, Варшава), блестящие и точные проекты постоянного партнера братиславского фестиваля — мадридского Месяца фотографии ФотоИспания: ретроспектива Альберто Шоммера и аргентинские бойни быков Паулы Латрингер. Как и в прошлые годы, выставка из Афин в 2000 году — фотографии Джона Демоса — свидетельство совершенства герметичной в своем развитии греческой школы. Чешские выставки (в этом году — Мирослава Хуцика и Роберто Сильверио), экспозиции из Украины, Болгарии, Венгрии, Германии, Англии, США — указывают на высокий международный статус Месяца фотографии. В отличие от других фестивалей, например, парижского, в программе Братиславы очень много неизвестных — тех, с кем начинают работать, увидев их здесь впервые. Братислава — полигон, где проверяются фотографы, оцененные не в валюте известности имени, но по насыщенности фотографической материи снимков, неповторимости авторской интонации. В Братиславе создается карта фотографического ландшафта региона. И поэтому не случайно, что именно здесь пять лет назад было решено издавать журнал ИМАГО, о Центрально- и Восточно-Европейской фотографии («Другой европейской фотографии», — как было обозначено в его названии в первый год издания). Он вызывает особенный интерес в США (вероятно, американские галереи и музеи, еще в конце девятнадцатого века собравшие лучшие коллекции нового искусства, не признанного в тот момент в Европе, и сегодня готовы продолжать коллекционировать имена, выбивающиеся новизной из стройных рядов европейских авторов). В этом журнале уже не раз печатались коллекции снимков победителей просмотров фотографических портфолио в рамках Месяца фотографии в Братиславе.

В юбилейном году в рамках Месяца фотографии впервые прошел конкурс изданий по фотографии. О том, что фотографическая книга — важнейший инструмент продвижения фотографии (искусства специфического, изначально связанного с возможностью тиражирования и массового распространения), говорилось неоднократно. Но соединения пристального интереса к обоим способам репрезентации фотоискусства — выставке и книге — в одном фестивале еще не было в нашей части Европы. Судя по откликам, это объединение интересно и зрителям, и специалистам.

В рассказе о крупных событиях принято упоминать самые известные имена его участников, но большинство из них повторяются по много раз в году в связи с другими фотографическими событиями во всем мире. Главными же в Братиславе 2000 были галерея «Профиль» — штаб фестиваля и Вацлав Мацек, директор Месяца фотографии, на себе ощутившие все прелести труда по созданию звезд…


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 10 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов