Наверх
Loading
| Фототерапия с Викторией Мусвик

Между миром и войной

World Press Photo of the Year 2007<br />
<b>Tim Hetherington</b>, UK, for Vanity Fair<br />
<i>American soldier resting at bunker, Korengal Valley, Afghanistan, 16 September</i>
World Press Photo of the Year 2007
Tim Hetherington, UK, for Vanity Fair
American soldier resting at bunker, Korengal Valley, Afghanistan, 16 September
1st prize Spot News Singles<br />
<b>John Moore</b>, USA, Getty Images<br />
<i>Assassination of Benazir Bhutto, Rawalpindi, Pakistan, 27 December</i>
1st prize Spot News Singles
John Moore, USA, Getty Images
Assassination of Benazir Bhutto, Rawalpindi, Pakistan, 27 December
2nd prize Spot News Stories<br />
<b>Roberto Schmidt</b>, Colombia/Germany, Agence France-Presse<br />
<i>Kenya election unrest, Nairobi, 29-31 December</i>
2nd prize Spot News Stories
Roberto Schmidt, Colombia/Germany, Agence France-Presse
Kenya election unrest, Nairobi, 29-31 December
2nd prize General News Singles<br />
<b>Stanley Greene</b>, USA, Noor<br />
<i>Attack plan drawn in sand, Chad-Sudan border, January</i>
2nd prize General News Singles
Stanley Greene, USA, Noor
Attack plan drawn in sand, Chad-Sudan border, January
1st prize General News Stories<br />
<b>Balazs Gardi</b>, Hungary, VII Network<br />
<i>The Valley, Operation Rock Avalanche, Afghanistan, October</i>
1st prize General News Stories
Balazs Gardi, Hungary, VII Network
The Valley, Operation Rock Avalanche, Afghanistan, October
1st prize People in the News Singles<br />
<b>Yonathan Weitzman</b>, Israel<br />
<i>Dress of an African girl caught in the Israel/Egypt border fence, 20 August</i>
1st prize People in the News Singles
Yonathan Weitzman, Israel
Dress of an African girl caught in the Israel/Egypt border fence, 20 August
1st prize People in the News Stories<br />
<b>Philippe Dudouit</b>, Switzerland, for Time magazine<br />
<i>PKK fighters, Southern Kurdistan/Northern Iraq</i>
1st prize People in the News Stories
Philippe Dudouit, Switzerland, for Time magazine
PKK fighters, Southern Kurdistan/Northern Iraq
1st prize Sports Action Singles<br />
<b>Ivaylo Velev</b>, Bulgaria, Bul X Vision Photography Agency <br />
<i>Freeride competitor Philippe Meier chased by an avalanche, Flaine, France, 15 March</i>
1st prize Sports Action Singles
Ivaylo Velev, Bulgaria, Bul X Vision Photography Agency
Freeride competitor Philippe Meier chased by an avalanche, Flaine, France, 15 March
3rd prize Sports Action Stories<br />
<b>Chris Detrick</b>, USA, The Salt Lake Tribune<br /> 
<i>Sports portfolio</i>
3rd prize Sports Action Stories
Chris Detrick, USA, The Salt Lake Tribune
Sports portfolio
1st prize Sports Features Singles<br />
<b>Andrew Quilty</b>, Australia, Oculi for Australian Financial Review Magazine<br />
<i>Children watch horses compete at Maxwelton races, Australia</i>
1st prize Sports Features Singles
Andrew Quilty, Australia, Oculi for Australian Financial Review Magazine
Children watch horses compete at Maxwelton races, Australia
1st prize Sports Features Stories<br />
<b>Erik Refner</b>, Denmark, Berlingske Tidende<br />
<i>Copenhagen Marathon finish line, 18 May</i>
1st prize Sports Features Stories
Erik Refner, Denmark, Berlingske Tidende
Copenhagen Marathon finish line, 18 May
1st prize Contemporary Issues Singles<br />
<b>Brent Stirton</b>, South Africa, Reportage by Getty Images for Newsweek<br />
<i>Evacuation of dead Mountain Gorillas, Virunga National Park, Eastern Congo</i>
1st prize Contemporary Issues Singles
Brent Stirton, South Africa, Reportage by Getty Images for Newsweek
Evacuation of dead Mountain Gorillas, Virunga National Park, Eastern Congo
1st prize Contemporary Issues Stories<br />
<b>Jean Revillard</b>, Switzerland, Rezo.ch<br />
<i>Makeshift huts of immigrants, Calais, France</i>
1st prize Contemporary Issues Stories
Jean Revillard, Switzerland, Rezo.ch
Makeshift huts of immigrants, Calais, France
1st prize Daily Life Singles<br />
<b>Justin Maxon</b>, USA, Aurora Photos<br />
<i>Mui, a homeless woman with HIV and her son bathe in the Red River, Hanoi, Vietnam</i>
1st prize Daily Life Singles
Justin Maxon, USA, Aurora Photos
Mui, a homeless woman with HIV and her son bathe in the Red River, Hanoi, Vietnam
1st prize Daily Life Stories<br />
<b>Pieter ten Hoopen</b>, The Netherlands, Agence Vu<br />
<i>Kitezh, the invisible town, Russia</i>
1st prize Daily Life Stories
Pieter ten Hoopen, The Netherlands, Agence Vu
Kitezh, the invisible town, Russia
1st prize Portraits Singles<br />
<b>Platon</b>, UK, for Time magazine<br />
<i>President Putin of Russia </i>
1st prize Portraits Singles
Platon, UK, for Time magazine
President Putin of Russia
1st prize Portraits Stories<br />
<b>Vanessa Winship</b>, UK, Agence Vu<br />
<i>Rural school girls, Eastern Turkey</i>
1st prize Portraits Stories
Vanessa Winship, UK, Agence Vu
Rural school girls, Eastern Turkey
1st prize Arts and Entertainment Singles<br />
<b>Ariana Lindquist</b>, USA<br />
<i>Girl in an anime character costume waits backstage before performing in a cosplay competition, Shanghai, China</i>
1st prize Arts and Entertainment Singles
Ariana Lindquist, USA
Girl in an anime character costume waits backstage before performing in a cosplay competition, Shanghai, China
1st prize Arts and Entertainment Stories<br />
<b>Rafal Milach</b>, Poland, Anzenberger Agency<br />
<i>Retired circus artists, Poland</i>
1st prize Arts and Entertainment Stories
Rafal Milach, Poland, Anzenberger Agency
Retired circus artists, Poland
1st prize Nature Singles<br />
<b>Fang Qianhua</b>, China, Nangfang Dushi Daily/Southern Metropolis Daily<br />
<i>An endangered plant at Wanzhou city garden sanctuary, China</i>
1st prize Nature Singles
Fang Qianhua, China, Nangfang Dushi Daily/Southern Metropolis Daily
An endangered plant at Wanzhou city garden sanctuary, China
2nd prize Nature Stories<br />
<b>Paul Nicklen</b>, Canada, National Geographic Magazine<br />
<i>Arctic ivory – hunting the narwhal, Nunavut, Canada</i>
2nd prize Nature Stories
Paul Nicklen, Canada, National Geographic Magazine
Arctic ivory – hunting the narwhal, Nunavut, Canada
1 из 21
Горячие клавиши: ← Предыдущее фото → Следующее фото

Несколько раз в год мне приходится писать о репортажной и пресс-фотографии. Честно говоря, мне кажется, я давно уже все высказала — и про большое уважение к репортерам в горячих точках и попыткам остановить кровопролитие, и про войну, ставшую детскими переводными картинками и товаром на продажу купцам-редакторам. Но поводом для этой колонки стала не столько сама проходящая на Винзаводе выставка работ призеров World Press Photo-2008, сколько обозначившаяся на ней новая тенденция, которую уловили многие зрители.

WPP традиционно упрекали в реках лившейся там крови, которые, стремясь включить сострадание, парадоксальным образом окончательно притупили нашу способность к сочувствию (хотя, конечно, с Перпиньяном не сравнить — там страшнее). Но в этом году военных тем вроде поменьше, а снимков обычной, мирной жизни гораздо больше. Тенденцию мне подтвердил один из победителей конкурса Питер Тен Хуупен. Правда, он дал ей совершенно не творческое, а простое финансовое объяснение: в последнее время война приелась, а шок замылил взгляд, его покупают неохотно, газеты и особенно журналы требуют мира. Но если судить по WPP, мир в большинстве случаев тоже выходит какой-то странный, визуально не особенно внятный, отчаянно похожий по вызываемым ощущениям на войну и требующий пространных текстовых комментариев.

Проанализировать проекты всех призеров в одной небольшой колонке невозможно — а поэтому ограничимся наиболее близкой сердцу темой. Российской. Проектов, так или иначе имеющих дело с родным отечеством, на выставке три. Во-первых, лучший фотопортрет года, сделанный для обложки Time Платоном, во-вторых, «Китеж: невидимый город» Питера Тен Хуупена (1 место, «Повседневная жизнь», серии), в-третьих — снимок «Хореограф Игорь Моисеев и его жена Ирина» Владимира Вяткина (3 место, та же категория, одиночное фото). Между прочим, никакой Чечни и вообще кровопролития. И вроде бы — упоительное разнообразие. Тут тебе и иронично-гламурная, на грани легкого издевательства фотография инопланетного Путина — удачное попадание в тему «загадочной русской политики» с легким налетом скандальности. Тут тебе и арт-репортаж о таинственном, ушедшем под воду Китеже, который фотограф снимал «с любовью к России» и для которого провел «огромное исследование». Плод у этой страсти, правда, завязался странноватый — серия фигур на темном фоне с комментарием про «высокий уровень безработицы и алкоголизма». Мне показалось, что чисто визуально, не просто без подписей, но без пространных комментариев, «Китеж», вообще говоря, не очень работает, хотя «настроения» у него не отнять. Мне эта серия напомнила недавно оскандалившийся проект на тему подростковой любви австралийца Хенсона — тоже все темно и непонятно зачем, но «с налетом». Ну и конечно, Россия — это ее великая культура, в основном балет, народные танцы и «Братья Карамазовы».

Поймите меня правильно — я далека от того, чтобы подвергать сомнению профессионализм фотографов-победителей. А еще дальше — от настроений в духе «руки прочь от отечества». По отдельности каждый из упомянутых проектов, безусловно, интересен, но вот все вместе создают ощущение не просто уныния, но какого-то критического отсутствия. Отсутствия той самой простой, ежедневной жизни, которой я и мои сограждане живем каждый день и на которую теперь — якобы — такой спрос у усталых зрителей. Потому что да, в моей стране есть и мертвящий холод политики, и алкоголизм с серостью, и пожилая творческая интеллигенция с ее человечинкой. Но повседневность ведь не сводится к выборам и водке. Ведь есть еще мы — обычные люди, мы не мертвы и не уходим под воду, мы по-прежнему живем, радуемся, печалимся и так или иначе решаем свои проблемы. И ни одной из этих проблем — нелегальных мигрантов и бездомных детей, дышащих на ладан больниц или берущих взятки гаишников — я здесь как-то не заметила. Как не заметила и несуразного счастья обыденности, тонких штрихов в познании чужого мира — хотя снимок патриарха хореографии с женой удивительно человечен и тактичен.

Конечно, здесь можно возразить, что WPP — конкурс западный, а Россия в ее повседневности никому не интересна. Точно так же как никому, собственно, не интересна повседневная — вне войн, резни, революций или «экзотики» — жизнь Конго или Афганистана, Индии или Пакистана. И сама я, анализируя итоги прошлогоднего WPP, писала, что «живинка» (не путать с кровью и скандалом) была только в проектах, мирных или военных, близких по тематике и географии их авторам. Но ведь это, друзья, удивительно! Получается, что из современной пресс-фотографии, вне зависимости от страны ее производства и публикации, действительно как будто испаряется самое главное — реальный, живой, не для стеба, не на продажу интерес к человеку другой культуры. Я уже как-то писала — ощущение, что некоторых фотографов попросту кастрировали: их фотографии неинтересны, банальны, не берут за душу и, в конце концов, попросту неумны. Они либо излишне жестоки — но даже эта жестокость не пробирает до дрожи и негодования, либо мутновато-тускловаты, либо сглаженностью всех острых углов и какой-то трогательной беззащитностью умиляют, как детский праздник на лужайке. По поводу большинства работ на вопрос «Как ты себя сейчас чувствуешь?» можно смело отвечать «Никак». Странно мне вот что: мы связывали это «отключение чувств» с излишним шоком — но и мир, социалка с повседневностью в проектах на WPP очень часто вызывают то же самое тоскливое ощущение, что-то вроде «что уж тут поделать». Это даже не онемение — это полное отсутствие интереса: взглянул мельком и пошел дальше. Но тот ли это результат, который должна вызывать фотография?

Не могу не задуматься о том, насколько иное чувство возникает при взгляде на советские многоэтажки у Картье-Брессона. Да, есть ощущение, что нас снимает чужак, но он тончайшим и тактичнейшим образом подмечает несуразности социалистической родины. Но нет клишированности, высокомерия при взгляде на иные культуры или желания держать нос по ветру, улавливая политические, гламурные или идеологические тенденции и легко под них подстраиваясь. И при этом он не кричит на каждом углу о любви к другим народам или большой исследовательской работе.

Наверное, дело в изменившихся временах. World Press Photo появился в 1955 году; а несколькими годами раньше был основан Magnum. Люди послевоенной эпохи остро помнили ужасы II мировой — Ли Миллер отправила в свою редакцию серию фотографий из лагеря Дахау со словами «Заклинаю вас поверить: это правда». Цели фотожурналиста и их моральная подоплека казались тогда четкими и ясными, чувство послевоенного единения и победы над злом хотелось сохранить. Сегодняшний мир, при всей его глобализации, гораздо более расколот на куски отдельных культур и отсеки слабо связанных между собой «личных жизней», поляризован в своих метаниях между гламуром целлофанового счастья глянца и происходящих «где-то там» голода и войн. Понятно, что пресс-фотография — явление профессиональное, зависящее от «заказов» и «тенденций». Очевидно, что онемение самой человеческой природы не связано именно с фото. Но именно поэтому я сказала бы, что у фото здесь особая, важная, «пробуждающая» миссия, а о смерти репортажа, этого нерва пресс-фотографии, говорить рановато — разве что мы сами его благополучно угробим. Задача «остановленной картинки» осталась все той же, а возможно, и стала более важной. Она все так же может включать наши чувства, давая ощущение контакта с другими людьми, и в этом — ее особое место в мире стремительно развивающихся виртуальной реальности, бегущей строки, движущейся картинки и современного искусства, практически целиком построенного на холодных и рациональных концептах. Просто надо как-то не забывать, что мир — это не отсутствие войны, а все-таки естественное состояние человека, что профессионализация фотографии — это, конечно, хорошо, но никто не отменял отзывчивое сердце, контакт со своими эмоциями и сострадание не только близким, но и далеким как саму основу фотожурналистики. И они, эти прекрасные качества, должны работать не только в горячих точках, но и в самой обычной жизни.


Подпишитесь на рассылку Photographer.Ru
Новости | 4 декабря 2016
Аукцион Vladey заинтересовал коллекционеров фотографии
«Всадник в персиковом саду» фотографа Фёдора Савинцева ушел за 1600 евро при стартовой цене в 100 евро
Из сети Instagram — в музей
#newstorymetenkov – выставка лучших фотографий инстаграм-конкурса «Дома Метенкова»
Вручены премии Альфреда Фрида
Борис Регистер из Калининграда награждён европейской премией для фотографов